27.02.2017 eesa

ТЮРКСКИЕ НАЗВАНИЯ ЖЕЛЕЗА И РУДЫ В ИБЕРИЙСКОЙ НАДПИСИ ИЗ УЛЬЯСТРЕТА

Authors / Autors / Автора:

Латыпов Фарит Рафгатович
кандидат технических наук, доцент кафедры
авиационной теплотехники и теплоэнергетики,
Уфимский государственный авиационный технический университет

Постановка проблемы. Третья по счету полуостровная цивилизация античной Европы – иберийская, являющаяся основным поставщиком металлов (более 70% поставок) по всему Средиземноморью и конных наемников во многих региональных войнах (Афин со Спартой, Карфагена с Римом и др.), таит в себе еще много неразгаданных тайн [1- 6].

Многие загадки этой цивилизации были бы раскрыты, если европейские ученые смогли бы прочитать многочисленные надписи турдетан, контестан, илергетов и других иберийских племён и фил, проживавших на юге и востоке Пиренейского полуострова с начала II тыс. до н. э. по II в. до н. э., до времени их полной ассимиляции в составе Римской империи. Неиндоевропейский, так называемый «средиземноморский» язык иберов (к этому классу языков официальная наука относит этрусский, минойский, сардский, ретский и др. более десятка языков юга античной Европы), не поддается дешифровке исследователям уже более 120 лет.

Заметным препятствием при поиске круга языков, родственных иберийским языкам, на сегодняшний день является узко ориентированная направленность ареалов поиска. Чаще всего в лингво-генетических реляциях фигурируют лишь баски, загадочные иллирийцы Далмации и вообще неопределенные афроазийцы севера Африки. Между тем, грамматической строй и лексика баскского языка существенно отличаются от соответствующих данных иберийских языков. Кушитские варианты северо-африканских языков также сильно дистанцированы от иберийских языков.

В тоже время, важная опорная точка для выявления дальних связей иберов – культурологическая, очень слабо используется. Базовой платформой материальной культуры иберов является культура колоколообразных кубков (ККК), распространившейся в XXII в. до н. э. из Восточной Европы на всю ее западную оконечность. Носители этой культуры, судя по толерантности к лактозе, культу лошади и элементам курганной культуры, были номадами Cеверного Причерноморья. Продолжателями этих культурных традиций в Причерноморье стали скифы, печенеги, куманы, каменные надгробные скульптуры которых также держат в руках поминальные кубки.

Кроме этого, следовало бы поискать названия металлов и их руд в иберийских текстах, раз они были знаменитыми металлургами и оружейниками античной Европы. При поставках больших партий руды и очищенного железа по их основным маршрутам транспортировки (см. рис.1) по античной Испании (от Гадира к греческому порту Эмпорион), заметным препятствием были реки Ибер (Rio Iber) и Тер (Rio Ter) [1, 7].

Рис.1. Два основных маршрута перевозки руды и металлов в античной Испании [1, 7]. 1 – RioSegre, 2 – RioTer.

Поэтому, думается, оптимальным будет поиск названий металлов и их руд в иберийских текстах, найденных вблизи переправ через указанные реки.

Исходя из сказанного, целью настоящего исследования стал поиск названия металлов и руд в иберийских текстах, найденных на основном маршруте из транспортировки, вблизи переправ через реки. При этом, в качестве корреспондирующих этимонов нами были выбраны лексемы, используемые в языках носителей древних кочевых культур Евразии и Древнего Ближнего Востока, с которым иберов связывают глубокие духовно-исторические традиции.

 Анализ последних исследований и публикаций. Происхождение народов в «дальнем западном уголке» Европы интересовало исследователей с глубокой древности. Греческие, римские, библейские авторы оставили достаточно много сведений о древних иберах [1, 2, 8].

Античные авторы (Авиен, Птолемей, Цезарь) в ряде случаев говорят о родстве племен иберов и пиктов и их происхождении с Северного Причерноморья, Фракии. Современные историки стараются обходить этот тезис стороной, всячески преувеличивая роль кельтов, готов, греков и финикийцев в этногенезе иберов. В то же время, в центре Галлии (ныне провинция Виши, Франции) найдены глозельские рунические надписи, удивительно по графике напоминающие древнетюркские. А сама Греция (Аргос, Коринф, Тиринф и острова Элейского моря – Лемнос, Хиос, Парос и др.), вплоть до разрушительных походов греческого полководца Мильтиада была заселена пеласгами и тирренами, носителями традиций минойской (доиндоевропейской) культуры [10].

Достаточно обширный анализ материальной и духовной культуры иберов, а также проблем идентификации иберийских числительных представлен в недавно изданной книге испанского исследователя Бенжамена Инарейхоса [1], а также в статьях Хуанна Феррера Ханэ, Хавера Велаза Фриоса и др. в журнале «Acta Palaeohispanica» [4, 11].

В 1977 г. мы начали изучение другого, письменно более развитого неиндоевропейского языка Средиземноморья – этрусского [12]. Был сделан вывод о том, что современная методология языкознания (доминантно-интерполяционный метод реконструкции древнего состояния языков) малоэффективна. Поэтому в 1980 г. нами был разработан новый метод дешифровки древних текстов – ПЭКФОС (последовательное этимологическо-комбинаторное приближение с фонетической обратной связью [12]), где основное внимание уделялось получению «фонетического ключа» для дешифровки. В качестве базового языка сравнения был выбран казанско-тюркский язык Поволжья, генетически связанный с более древними пеларо-булгарскими диалектами Северного Причерноморья. С помощью метода ПЭКФОС в 1981 г. нам удалось перевести 2/3 самого крупного этрусского текстах TLE 1 на бинтах знаменитой Загребской мумии из Среднего Египта [13, 14]. Об этом в 1983 г. мы доложили на научной конференции в Эрмитаже [15]. Оказалось в тексте TLE 1 речь шла об основном обряде этрусской религии – человеческом жертвоприношении молодой этрусской девушки (xiś cis – казан. тюрк. ĭaš qyz «молодая девушка»).

Спустя 6 лет после нашего перевода текста TLE 1, при физико-химических исследованиях тела и бинтов этой мумии в лабораториях Словении и Австрии [17] обнаружилось пять фактов, подтверждающих достоверность наших переводов. Об этом мы доложили в 1990 г. на международном этрусскологическом коллоквиуме в Москве [16].

На сегодняшний день метод ПЭКФОС, разработанный нами, является единственным методом, подтвердившим свою верификативность реальными фактами при изучении этрусских текстов.

В 2008 г. нами были проанализированы частотность знаков, отдельные лексемы и аффиксы слов в иберийской надписи на свинцовой пластине из Ла-Серрета-де-Алькой [18]. Во всех кластерах языкового материала, рассматриваемого текста, обнаружились маркеры генетического сходства с этрусским языком. Это послужило отправной точкой для более углубленного исследования письменного наследия Иберийского полуострова. Промежуточные результаты этого исследования были опубликованы в вышедшей в 2016 г. в г. Уфе монографии [7].

 Выделение нерешенных ранее частей общей проблемы. При рассмотрении феномена иберийских языков, на наш взгляд, основными нерешенными проблемами являются следующие:

  1. Полная неопределенность в европейской науке наблюдается по части генетической классификации иберийских языков. При этом, круг поиска тенденциозно сужен до мелких лингвистических анклавов, никогда не замеченных в значительных миграционных способностях. В то время как иберы, еще с античных времен, были известны как народ, любящий путешествовать [1, 2, 8] и перемещаться на значительные расстояния (иберийские вещи обнаружены даже в доколумбовой Америке [19]);
  2. При рассмотрении иберийских текстов никто из исследователей не пытается найти в этих текстах терминов, связанных с их основным родом деятельности – торговли рудой и переплавленными заготовками металлов (чаще всего железа);
  3. Не обращается никого внимания на узловые точки в маршрутах транспортировки руды и очищенных металлов – переправы через реки. Между тем, иберийские тексты, найденные именно в этих местах, могут много прояснить и помочь в идентификации соответствующих иберийских металлургических терминов;
  4. Коммерциализированные взгляды современных европейцев, без достаточного обоснования переносятся на рассмотрение иберийских текстов на металлических пластинах, найденных во многих регионах Испании. Испанские исследователи почти все, в один голос, априорно, как совершенно доказанным, проводят тезис о том, что на этих пластинах содержатся тексты коммерческих контрактов между иберами, греческими и финикийскими торговцами [1].

 Изложение основного материала. Основной материал представленной статьи касается многопланового лингвистического анализа иберийской надписи на бронзовой пластине из Ульястрета (НБПУ).

Это довольно протяженная северо-иберийская надпись, содержащая 6 строк на одной стороне и одну строку на другой стороне (7-ая строка) бронзовой пластины.

На рис. 2 мы приводим нашу укрупненную прорисовку рассматриваемой надписи ([7], с. 112):

Рис. 2. Наша укрупненная прорисовка рассматриваемой надписи [7].

Используя данные по северо-иберийским алфавитам, мы осуществили транслитерацию этой надписи:

  1. (pě)r: (ge)si aŕe(be)
  2. e(ge)ŕ inşns : (ti)i(ke)siŕa: (ta)rs(te): a(ge)ŕ(ge) (ta)rs(te) : (te)q-
  3. (di)ŕs : (ge)i (ti)s(bi): ne i(te)(ge)(ti)ṣ :ׂ(ta)(ku)(be)e nuŕ(ku) : (ti)muŕ
  4. kiŕ : (ge)d (ta)ś(ko): an (be)i(ku): (ge)i (ku)sir: sald (ko)(pi)(ku)le (ta)

(be)r(ku)e

  1. ŕs (bil) (di)ŕs(te): eŕ eśu : (ko)(di)(ge)nen: e(be)r(ga): (ta)śmliŕs
  2. luŕ sa(ge)(di) (śu) auŕ(ta)n: eś: spe lidli eŕ(ku): i(?)
  3. (ba)tŕun: ü(tu)(ba)(ge) (ba): pe(ke)śŕ(ge): (ta)s(be) ŕiun: edna : (ta)ra(ki)u

Здесь слоговые знаки показаны в круглых скобках, мягкое ŕ и шипящий звук ś (близкий к русскому ш) показан с наклонным знаком ударения сверху, как при транслитерации этрусских текстов. Некоторые вызывающие сомнения при транслитерации знаки показаны как ş, ü, = pĕ (здесь ĕ – е-краткое).

Далее нами были применены стандартные процедуры комбинаторно-этимологического метода дешифровки древних текстов – ПЭКФОС [12]. В итоге, нами были полученные следующие построчные переводы текста на бронзовой пластине из Ульястрета на русский и испанский (кастильский диалект) языки [7]:

  1. Одного человека мудрые наставления.
  2. Если не́кто застопорится на перекрестке (переправе ?) (или) около перекрестка (переправы ?), то ре-
  3. комендуется, где создается теснота из-за лежащих в ожидании отправки товаров – заготовок очищенного (блестящего) железа,
  4. руды для переплавки, их пометить и там же переместить, сложив кулями в кучи около этого перекрестка (пере-
  5. правы ?). Это настоящее мужское дело, когда предотвращается в Ибер (реку ?) сброс ценного имущества.
  6. (Для) светлой головы это достаточно тяжелое дело – узел конфликта освободить (разрешить) и
  7. мужество очень похвальное, (а) в правила перевозки – еще одно усовершенствование.
  8. Sabias instrucciones de un hombre.
  9. Si alguien se estanca en una intersección (¿en un cruce ?) (ó) cerca de la intersección (del cruce), entonces se re-
  10. comiende, donde se crea la estechez, por las asechanzas para el envío de mercancías – troqueles de hierro limpio (brillante) (nuŕ(ku) : (ti)muŕ),
  11. minerals (kiŕ) para la fundición, su marcación y desplazamiento en el mismo lugar, apilonandolos en montones cerca de la intersección (¿cru-
  12. ce?). Esta es una gestion netamente masculine, cuando se impide en Iber (¿río?) la liquidación de bienes de valor.
  13. (Para) una cabeza ilustre esto es bastante complicada (aurtan eś) – el nudo del conflicto está en liberar (permitir) y
  14. valor es muy loable, (a) en las reglas de transportación – otra de las mejoras.

 

При идентификации лексем текста НБПУ нами были использованы следующие этимологические привязки:

pěr «один» (этрусск. pr «один», в южных более развитых иберийских диалектах встречается ber, bir «один»), gesi «человек» (этрусск. ceśe «человек», баск. gizon, Kazan-Turkic (KT): keše), aŕeb «мудрое наставление» (из восточн.-семит. arif «ученый, мудрец»), egeŕ «если» (этрусск. acer «если», КТ: ägär’ «если»), inşns «люди, нèкто» (восточн.- семит. insan «некие люди»), tars «пере-крест-ок» (этрусск., кельт. tare, tara «крест», испан. en-cruc-jada (также входит корень «крест»), возможно, пратюркский топоним Tars на востоке Малой Азии также означает «перекресток торговых путей». Думается, это же слово у иберов использовалось и для обозначения переправы через реки, т.к. далее встречается слово eber, похожее на название реки вблизи Ульястрета и говорится о утоплении имущества в реке (испанск. tra-versia «переправа»), teqdirs «рекомендуется» (восточн.-семит. täqdim «рекомендация, предложение»), ne «что» (этрусск. ni «что», тюрк. ni, nämä «что»), ite-getis «лежащие в ожидании» (этрусск. ite- «лежать», cet- «ждать», -s показатель множественности прилагательных [12]), takubel «тюки связанного товара» (?) (этрусск. tucu arus TLE 1«тугое обвертывание» [14]), nuŕ «луч, свет, блеск» (восточн.-семит.), timuŕ «железо» (этрусск. tamur «железо», КТ: timer «железо», среднеазиатское тюркское Timur (Aksak), Tamerleng «Железный хромец», an «его» (этрусск. an «его»), kiŕ «руда» (булгар. kir «неочищенное, грязное (железо)», русск. горн, криница), sald «сложив» (этрусск. salθ «сложив» (деепричастие [12])), er «мужчина» (этрусск. er «мужчина», др. тюрк. er «мужчина», КТ: ir’ «мужчина», латинск. vir «мужчина»), eś «дело» (этрусск. eś «дело», КТ: eš «дело»), lur «светлый, блестящий» (этрусск. lurs «магический жезл с блесками для устрашения демонов смерти afr [14]», др.-тюрк. lurz «магический жезл, инкрустированный алмазами для устрашения злых духов», западно-европейск. lurex), spelid-li «узел конфликта» (иберийск. в тексте свинцовой пластины из Бильбао [14] lidom «конфликтные споры», испанск. lid «ожесточенный спор»), eŕku «освободить» (этрусск. erc- «освобождать», др.-тюрк. erik «свобода», др. греч. eriteria «свобода»), pekeśr «правило» (этрусск. в тексте TLE 2 picaśri «правила»).

Таким образом, на наш взгляд, иберийский текст из Ульястрета представляет собой одну из древнейших инструкций по урегулированию дорожного движения.

Выводы и предложения

Исходя из полученных в данном исследовании результатов, можно сделать следующие выводы:

  1. В рассмотренном тексте НБПУ, на наш взгляд, обнаруживаются названия очищенного железа nuŕku timuŕ «осветленное (очищенное) железо», руда kiŕ («грязный» неочищенный металл). По фонетическому оформлению иберийское название железа занимает промежуточное положение между выявленным нами ранее названием железа в этрусском языке tamur «железо = священный металл» (ср. этрусск. tameresce «поклоняющийся (прихожанин храма)» в этрусско-финикийской билингве из г. Пирги) и названием железа в казанско-тюркском языке Поволжья timer.
  2. Наше исходное предположение о необходимости поиска названий металлов и их руд в надписях, найденных вблизи переправ, через иберийские реки (ибер. tars) подтверждается.
  3. Изученный текст НБПУ не подтверждает предположение испанских исследователей о доминантном содержании коммерческих контрактов в текстах

иберийских надписей на металлических пластинах.

  1. Учитывая то обстоятельство, что иберы Испании продолжительное время испытывали социальные потрясения (I и II Пунические войны, гражданская война Римской империи) и контактировали со многими народами Средиземноморья, их язык за I тыс. до н. э. испытал значительные фонетические изменения, намного опережая в этом плане родственный ему этрусский язык, который развивался в господствующем положении, более спокойно, на Апеннинском полуострове [14].

5. Использование тюркского языкового материала, отражающего номадическую культуру Евразийского масштаба (согласно Ветхого Завета Библии, имеющую древнее ближневосточное происхождение), может стать плодотворным при изучении надписей древнейших цивилизаций Европы, связанных с Восточным Средиземноморьем (Сирия, Кипр, Крит, Балканы, Апеннинский и Пиренейский полуострова, Британия [20]).

 

 

 

Bibliography / Referencje / Список литературы:

Hinarejos Benjamín Collado. Los íberos y su mundo. Madrid: Ediciones Akal, S.A., 2014. 269 p.
2. Аррибас А. Иберы. Великие оружейники железного века /Пер. с англ. Е. Б. Межевитинова. М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. 190 с.
3. Латыпов Ф. Р. Иберийские сложносостав-ные имена на «бронзе Асколи» // Матер. VIII Междунар. науч.-методич. конф.: Теория и прак-тика языковой коммуникации. Уфа: УГАТУ, 2016. С. 180-187.
4. Javer Velaza Frios. Chronica epigraphica iberica XII (2014) // Palaeohispanica 15(2015). P. 249-271.
5. Латыпов Ф. Р. Инструкция по «разрулива-нию» транспортных пробок на переправе через реку Ибер на бронзовой пластине из Ульястрата // Матер. III Междунар. науч.-практич. конф.: Со-временные проблемы социально-гуманитарных наук. Казань: ООО «Рокет Союз», 2016. С.88-94.
6. Латыпов Ф. Р. Имидж «горячих иберийских парней» в комментирующих надписях к изображе-нию всадника на вазе из Лирии // Сб. матер. XX Междунар. конф.: Филология и культурология: современные проблемы и перспективы развития. Махачкала: ООО «Апробация», 2016. С. 25-28.
7. Латыпов Ф. Р. Иберийские языки Древней Испании – результат ускоренного фонетического развития некоторых пратюркских языков Запад-ного Средиземноморья. Уфа: Полиграфдизайн, 2016. 152 с.
8. Циркин Ю. Б. История Древней Испании / Ю. Б. Циркин. СПб.: филологич. фак-т СПбГУ, Нестор-История, 2011. 432 с.
9. Латыпов Ф. Р. Комплексный лингвистиче-ский анализ восточно-тирренской надписи на па-мятнике воинской славы с острова Лемнос. Уфа: Полиграфсервис, 2008. 47 с.
10. Немировский А. И. Этруски. От мифа к ис-тории. М.: ГРВЛ «Наука», 1983. 261 с.
11. Joan Ferrer i Jané, Alberto J. Lorrio Alvarado, Javer Velaza Frios. La inscripciones ibéricas en escri-tura sudoriental del Castellar de Meca (Ayora) // Pal-aeohispanica 15(2015). P. 161-176.
12. Латыпов Ф. Р. Исследование этрусского и минойского языков на основе фоноэволюционной пратюркской гипотезы и комбинаторно-частотных методов. Уфа: Китап, 1999. 276 с.
13.Латыпов Ф. Р. Фрагменты текста Загреб-ной мумии об отряде человеческого жертвопри-ношения (IV в. до н. э., Египет): тайные замыслы этрусской элиты // Проблемы востоковедения, 2014. №3. С. 85-91.
14. Латыпов Ф. Р. Общие сведения, основные группы слов и дословные переводы крупнейших этрусских текстов на русский, английский и ита-льянский языки. Уфа: Полиграфдизайн, 2014. 152 с.
15. Латыпов Ф. Р. Пратюркские черты этрус-ского языка в связи с ностратической теорией // Кратк. тез. докл. науч. конф.: Древние культуры Евразии и античная цивилизация. Л-д: Изд. Гос. Эрмитажа, 1983. С. 55-57.
16. Латыпов Ф. Р. Загребская мумия – воз-можный свидетель апофеоза этрусского обряда человеческого жертвоприношения (результаты обследования тела мумии в августе 1988 г. в сопо-ставлении с пратюркским чтением текста пелены в 1981 г.)// Тез. докл. междунар. коллоквиума: Этруски в их связи с народами Средиземноморья. Миф. Религия. Искусство. М.: ГМИИ им. А. С. Пушкина, 1990. С. 42-44.
17. Liber linteus Zagrabiensis // Vjesnik arche-ološkog muzeja u Zagrebu. 3 serija, vol. XIX. Zagreb: Poseban otisak, 1987, 106 s.
18. Латыпов Ф. Р. Некоторые этрусские па-раллели в языке иберийской надписи на свинцовой пластине из Ла-Серрета-де-Алькой // Сб. матер. науч.-практич. конф., посвящ. 80-летию академика М. З. Закиева. Стерлитамак: Изд. Стерлитамак. гос. пед. Академии, 2008, С. 174-176.
19. Casella D. The archaeological data about... // Journal of Long-Distance Contacts. 2002. №4. P. 64-72.
20. Латыпов Ф. Р. Этрусские параллели в язы-ке пиктов древней Шотландии // Матер. Между-нар. науч.-практич. конф., посвящ. 75-летию ИИЯЛ УНЦ РАН. Уфа: Изд. ИИЯЛ, 2007. С. 129-131.

Tagged: