06.03.2017 eesa

ОСОБЕННОСТИ ИЗОБРАЖЕНИЯ ИИСУСА ХРИСТА В ИКОНОПИСИ КИЕВО-ПЕЧЕРСКОЙ ЛАВРЫ конца XVII — начала XІХ века

Authors / Autors / Автора:

Рыжова Ольга Олеговна
кандидат искусствоведения
ведущий научный сотрудник отдела научной реставрации и консервации
Национальный Киево-Печерский историко-культурный заповедник

Постановка проблемы. Среди исследователей украинской иконы до сих пор не предпринималось попыток выявить особенности иконографии образа Иисуса Христа в иконописи Киево-Печерской Лавры XVIII века

Анализ последних исследований и публикаций. Вопросы сложения стиля и иконографии лаврской иконописи впервые были затронуты в работах исследователей рубежа XIX – XX веков (М. П. Истомин [6 — 8]), где живопись Киево-Печерской Лавры рассматривается как «одна из страниц в истории искусства, раскрывающая нам соприкосновение двух культур … византийско-русской и западно-латинской» (М. П. Истомин) [6; 74]. Дальнейшие публикации по вопросам иконографии и стиля в лаврской иконописи касались рисунков из ученических альбомов («кужбушек») мастерской Киево-Печерской Лавры (П.М. Жолтовский [5]), изображений прп. Антония и прп. Феодосия (Е. В. Лопухина [15, 16], И. А. Ходак [32]), отдельных сюжетов в лаврских памятниках – «Спас Недреманное Око» (Е. В. Адамович [1]), «Собор Преподобных Печерских святых» (Г.А. Беликова [2]), «Тайная вечеря» (Е. В. Питателева [18]), «Успение Богородицы» (Е. В. Лопухина [17]), а так же взаимосвязи лаврской иконописи с богослужебными текстами (О.О. Рыжова [26], О. Сидор [30]), европейской гравюрой и религиозной картиной (О.О. Рыжова [25, 28]), книжной и станковой украинской гравюрой, (Е.В. Лопухина [15, 16], В.Г. Пуцко [20, 21], О.О. Рыжова [23, 24], В. Фоменко [31]). В результате архивных, натурных, технико-технологических и иконографических исследований, искусствоведческого анализа, проведено уточнение атрибуции ранее исследованных памятников, а так же выявлены и введены в научный оборот новые произведения лаврской иконописи из фондов Национального Киево-Печерского историко культурного заповедника (О.О. Рыжова [22, 27, 29]).

Авторы рассматривают как известные, так малоизученные памятники или группу произведений, выявляют особенности иконографии, уточняют атрибуцию. Собранный материал демонстрирует европейское влияние на сложение иконографии отдельных сюжетов, но и устойчивую приверженность византийским схемам на протяжении всего периода конца XVII — начала XІХ века.

Выделение нерешенных ранее частей общей проблемы. В настоящее время не существует обобщающего исследования по иконописи Киево-Печерской лавры конца XVII — начала XІХ века — яркого явления стиля и христианской иконографии. Открытые памятники опубликованы фрагментарно; исследования ведутся, в основном,

 

в русле архивных изысканий; анализ подменяется описанием или ограничивается обозначением принадлежности икон той или иной «манере». Подобное обстоятельство не позволяет проследить эволюцию художественных форм и становление иконографии в полной мере. В том числе, не предпринималось попыток выявить особенности иконографии образа Иисуса Христа в лаврской иконописи.

Цель статьи. Целью данной работы есть иконографический анализ изображения и выявление особенностей изображения Спасителя в иконописной традиции Киево-Печерской Лавры конца XVII — начала XІХ века, а так же попытка элементарной интерпретации образа с учетом контекста бытования иконы и евангельских текстов. Стоит оговориться, что в статье детально не рассматриваются вопросы эстетики и богословия образа, которые являются отдельными темами для исследования [основные идеи по данной тематики проговорены в работах В. В. Бычкова см.: 3].

Для достижения заявленной цели предпринят анализ икон с образом Иисуса Христа, которые находятся (или находились ранее) в местном ряду лаврских иконостасов конца XVII — начала XІХ века и сохранились до наших дней: церкви (1691) Прп. Варлаама Печерского [4, 215], церкви Воздвижения Честного Креста (1700) [4, 253-255], Троицкой надвратной церкви (1734-1735) [4, 26], церкви Прп. Феодосия Печерского (1760-1762) [33] и церкви (1802) Рождества Христова [33]. Икона из местного ряда иконостаса (1731-1745) собора Софии Киевской включена в обзор как памятник иконописи лаврской мастерской [14; 22, 127-128].

Изложение основного материала. Особенности, присущие иконографии Спасителя в лаврской иконописи конца XVII — начала XІХ века, наиболее последовательно возможно проследить именно на примере икон из местных рядов лаврских иконостасов. Иконы, созданные для иконостасов Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры, всегда оставались теми ведущими произведениями, на которые ориентировались не только иконописцы Киева, но и художники Левобережной Украины в целом [22]. .

Первой в хронологический обзор включена икона из местного ряда старого деревянного, резного иконостаса 1691 г. (сам иконостас не сохранился) пещерной церкви Прп. Варлаама Печерского на Ближних пещерах — Христос Архиерей с предстоящими святителями Иоанном Златоустом и Василием Великим. Иконы из вышеупомянутого иконостаса являются самыми ранними из сохранившихся икон лаврской мастерской [22, 116-117; 23].

Христос изображен фронтально, сидящим на подушке престола с высокой спинкой. Подножие престола имеет полукруглую форму, двойные ступени и представляет собой архиерейский амвон. Левой рукой Христос придерживает стоящее на колене раскрытое Евангелие, правой, вероятно, благословляет (изображение утрачено). Особенностью изображения Христа являются Его архиерейские одежды: фелонь красного цвета и омофор белого цвета с красными крестами. По правую руку Спасителя изображен Иоанн Златоуст. Святитель облачен в подризник голубого цвета, фелонь красного цвета и белый с красными крестами омофор; справа на фелонь положена палица зеленого цвета; в левой руке Святитель держит закрытое Евангелие; правой, вероятно, благословляет (изображение утрачено). По левую руку от Спасителя изображен Василий Великий, фигура которого практически утрачена. Сохранились фрагменты пурпурного подризника, зеленого цвета фелони с яркой голубой каймой и светлый (вероятно, белый) омофор с красными крестами.

В изображении, которое ранее находилось в местном ряду пещерного иконостаса и, было предназначено, прежде всего, для духовных лиц делается акцент на архиерейском служении Христа как главы Церкви земной и небесной. Об этом свидетельствуют такие нюансы изображения как архиерейские одежды Христа, подножия в форме амвона и присутствие святителей Василия Великого и Иоанна Златоустого, как составителей чина главной службы православной Церкви — Литургии. Служебник «Божественные литургия иже в святых отец наших Иоанна Златоуста, Василия Великого и Преждесвященная», в типографии Киево-Печерской Лавры на протяжении XVII-XVIII вв. был наиболее переиздаваемой книгой (в НБУ им. Вернадского имеются издания 1620, 1629, 1639, 1653, 1692, 1708).

От иконографического типа «Христос Великий Архиерей», сложившегося в русском изобразительном искусстве XIV-XVII веков изображение на киевской иконе отличается тем, что на голове Христа нет митры и, вместо Апостолов, предстоят Святители – авторы Литургий.

Иконография, подобная киевской, встречается в циклах монументальных росписей монастырей Балкан (Сербия, Македония) и греческих и сербских монастырях Афона (Дохиар, Мистра, Хиландар); Христос Архиерей с предстоящими святителями Иоанном Златоустом и Василием Великим изображен на шитой катапетасме из Хиландара, исполненной монахиней Евфимией в 1398/99 гг. [9, 451-452]. Подобное изображение Христа на престоле, в кресчатой фелони, без митры, с раскрытым Евангелием находим в росписях нартекса Дохиара [12, 43-45].

На иконе из иконостаса (1700) церкви Воздвижения Честного Креста на Ближних пещерах Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры монументальная фигура Христа изображена фронтально, поколенною и заполняет собой практически все пространство иконы. Лик Спасителя и руки выполнены в технике масляной живописи; пышный цветочный и растительный орнамент, покрывающий фон и одежды Христа, выполнен в технике чеканки и гравировки по меди с последующим золочением.

Христос облачен в традиционный хитон и гиматий; на нимбе, ранее, вероятно, крепилась накладная чеканная митра-корона (сейчас утрачена, но на основе просматриваются отверстия для креплений), по подобию той, что зафиксирована на фотографии иконы Спасителя из местного ряда иконостаса (1697) Успенского собора Елецкого монастыря в Чернигове (см. фото ниже).

Пальцы правой руки Христа сложены в жесте благословения именем Господним; в левой руке Спаситель держит раскрытое Евангелие с текстом от Матфея (Мф., 10; 37 – 38) «Иже любит отца, или матерь паче Мене, несть Мене достоин: и иже любит сына, или дщерь паче Мене несть Мене достоин; И иже не примет креста своего; и вслед мене грядет; несть Мене достоин». Согласно толкованиям Иоанна Златоуста сим Спаситель «показывает силу и горячность той любви, какой требовал» [35]. Текст приобретает особое звучание (его можно рассматривать как обращение к монашествующим), если помнить о том, что икона, находилась в иконостасе монастырского храма, воздвигнутого над пещерами с мощами святых угодников. И, яркими примерами такой любви в лаврской агиографии являются жития прп. Феодосия и прп. Варлаама Печерских.

Подобная же икона Спасителя находилась в местном ряду иконостаса (1697) Успенского собора Елецкого монастыря в Чернигове (фото).

К особенностям иконографии в данном случае можно отнести поколенное (а не традиционное, поясное) изображение Иисуса Христа и митру-корону. Изображение Спасителя, увенчанного митрой-короной, принадлежит к иконографическому типу Христа «Царь Царем», который семантически близок иконографическому типу Иисуса Христа «Великий Архиерей»; оба иконографических типа исследователи соотносят с темой Небесной литургии [9 , 451-452].

На иконе из иконостаса (1734-1735) Троицкой Надвратной церкви Киево-Печерской лавры Спаситель изображен в рост, ступающим по облакам, в окружении херувимов. Сын Божий облечен в хитон красного цвета и синий гиматий, которые украшены золотыми ассистами на светах и изысканным растительным орнаментом. Пальцы правой руки Его сложены в жесте именнословного благословения; в левой руке Христос держит открытое Евангелие со словами «Блюдите, да не призрите единаго от малых сих: глаголю бо вам, яко Ангелы их на небесех выну видять лице Отца Моего Небеснаго. Прииде бо Сын Человеческий взыскати и спасти погибшаго» (Мф. 18:10-11). Учитывая то обстоятельство, что Троицкая Надвратная церковь строилась как церковь при больнице монастыря для посещения ее

«недужными и немощными монахами» [4, 26] и, опираясь на толкования свт. Иоанна Златоуста, что «малыми Господь называет … тех, которых многие почитают таковыми, то есть бедных, презираемых и незнатных» [36], слова Спасителя звучат как призыв к милосердию, исполнению главной евангельской заповеди. Но, есть еще одна точка зрения – напротив иконостаса, на западной стене храма, размещается сюжет «Первый Вселенский собор» с особо выделенной композиционно сценой «Заушения Ария» и богословская программа росписи храма, в целом, воплощает утверждение Догмата о Троице. Поэтому, слова об ответственности перед Богом («прииде бо Сын Человеческий взыскати…») за «единаго от малых сих» могут звучать и как призыв к «предохранению себя от зла, – удаляясь от содружества с людьми соблазняющими, и отдавая уважение и честь мужам святым» (свт. Иоаннн Златоуст) [36] и удалению от соблазна других – даже «единаго от малых сих».

К особенностям иконографии иконы из иконостаса Троицкой надвратной церкви возможно отнести сочетание традиционного византийского типа Христа Вседержителя с такими западноевропейскими элементами как живописные головки херувимов и рельефное изображение путто на фоне, держащих рамки с инициалами Христа. Согласно Н.П. Кондакову, данный иконографический тип Христа (Христос на облаках в окружении херувимов) восходит к пророчеству Исайи (VI, 1-7) [11, 25] и толкуется как Спаситель Судия мира.

В сочетании византийской иконографии и западноевропейских элементов живописи наблюдается процесс расщепления и трансформации византийской традиции, который происходит в иконописи Киева XVIII века и, который возможно наблюдать именно в иконе Троицкой надвратной церкви.

Композиционное размещение фигуры Христа на иконе из иконостаса (1738-1754) Софии Киевской наследует архитектонику и иконографию иконы из иконостаса (1700) церкви Воздвижения Честного Креста на

Ближних пещерах Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры. Монументальная фигура Христа изображена фронтально, поколенною и заполняет собой практически все пространство иконы. Хитон Спасителя красного цвета, с изумрудно-зеленой подкладкой, сплошь изукрашен золотым орнаментом. Золотая кайма рукава и оплечье хитона оформлены «драгоценными камнями» и «жемчугом», выполненных в низком рельефе тиснения по левкасу и раскрашенными цветными лаками. Гиматий, накинутый на левое плечо Христа и перекинутый через левую руку, глубокого синего цвета, с пурпурной подкладкой холодного фиолетового оттенка, украшен золотой бахромой. За поясом Спасителя плат такого же синего цвета, как и гиматий, с золотыми полосами; край плата оторочен кружевной ажурной каймой. Под хитоном Христа, в горловине и рукаве, проглядывает нижняя рубашка тончайшего, прозрачного полотна. Все складки на одеждах моделированы золотом на светах. Пальцы правой руки Христа сложены именнословно, в левой руке Спаситель держит открытую книгу.

Текст на развороте книги: «Дух Господень на Мне, ибо Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать плененным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу проповедовать лето Господне благоприятное» (Лк., 4: 18 – 19) – фрагмент из проповеди Христа в синагоге, в Назарете (Лк. 4:16-20).

Проповедь Господня в Назаретской синагоге, в день субботний вспоминается первого сентября (ст. с.), когда празднуется начало индикта [11, 1] и свидетельствуется о том, что начинается новое время, время Господне как эпоха, и воцаряется единственный истинный Царь – сам Христос. Поскольку наступление юбилейного года возвещали священники, по приказу первосвященника, то евангельским текстом свидетельствуется и священническое помазание. Учитывая тот факт, что София Киевская вплоть до начала ХХ века являлась кафедральным храмом Киевской митрополии, где, в том числе, совершалось и архиерейское рукоположение, возможно предположить, что евангельский текст от Лк. 4: 18 – 19 призван особо выделять именно тему благодати священства и святительского служения. В пользу данного утверждения свидетельствует, буквально, «окружение» иконы Спасителя: над иконой размещается картуш с надписью «Аз есмь свет миру» (Ин, 8:12), под иконой, в цокольном ряду, расположен сюжет «Проповедь Святого Апостола Петра в Кесарии», рядом, на откосах царских врат закреплены медальоны с изображением святителей, митрополитов киевских Киприана, Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и священномученика Макария. Здесь же, в местном ряду иконостаса находится икона «Иерархи веры». А зачинает перечисленный визуальный ряд мозаичный Образ Христа Иерея, расположенный во лбу восточной подпружной арки. Плат за поясом Спасителя так же относится к атрибутам святительским и литургическим [14, 227 — 260].

Отсюда следует, что Христос представляется здесь «… помазанником или Мессией в исключительном смысле этого слова …то есть имея все виды помазания … а) пророческое …; б) царское … и в) первосвященническое …» [38].

На иконе из иконостаса (1760 — 1762) пещерной церкви св. прп. Феодосия Печерского Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры Спаситель изображен стоящим на облаках, в хитоне и гиматии, на Его главе митра-корона; правой рукой Христос благословляет Именем Своим, в левой – держит раскрытое Евангелие.

Лик Спасителя и руки выполнены в технике масляной живописи; цветочный и растительный орнамент, покрывающий одежды Христа, нимб, митра-корона, увенчанная крестом и евангельский текст выполнены в технике чеканки.

На развороте Евангелия – надпись: «Придите ко мне труждающиеся и обремененные и аз упокою…» (Мф 11:28).

В «Ерминиии…», в главе о надписаниях на иконах, указывается: «Когда изображаешь Его среди преподобных, то пиши: приидите ко Мне, вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы» [40]. Размещение текста на иконе из иконостаса, находящегося в пещерах, где подвизались и упокоены Св. Прп. Отцы Печерские свидетельствует о том, что лаврскими иконописцами фрагмент Евангельского текста выбран в соответствии с греческой (афонской) иконописной традицией. Тем более, что в пещерной церкви великой монашеской обители, устроенной

трудами прп. Феодосия Печерского (†1074), именно эти евангельские слова приобретают особое звучание. В трудах прп. Макария Великого (†391), подвижника и пустынника, ученика прп. Антония Великого (†356), основателя отшельнического монашества, эта фраза так же выделена особо. В контексте монашеского подвига толкуется как призыв к покаянию, а значит к Богообщению, к упокоении Спасителем «души, обремененной и отягченной бременами беззакония, нечистых помышлений, творящую дела неправды по нужде» и об «облегчении ее (души) от неудобоносимых бремен, от суетных и нечистых помышлениях», «… и те души, которые покоряются и приходят, Он упокоевает …» (Прп. Макарий Великий) [39].

К особенностям иконографии данного извода возможно отнести митру-корону на главе Спасителя, Его шествие по облакам и наименование Христа – Сущий (буквы в медальонах, в нимбе). Это надписание имеет принципиальный характер, поскольку указывает на Божество Иисуса Христа и в сочетании с изображением облаков образует визуальное воплощение фразы из молитвы Господней – «сущий на небесах». Митра-корона свидетельствует священство Спасителя.

В иконостасе (1802) пещерной церкви Рождества Христова Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры Иисус Христос изображен восседающим на престоле; престол и стопы Христа покоятся на облаках; правой рукой Спаситель благословляет именнословно, в левой держит раскрытое Евангелие со словами: «аминь, аминь глаголю вам: аще зерно пшенично пад на земли не умрет, то едино пребывает: аще же умрет, мног плод сотворит: любяй душу свою, погубит ю: и ненавидяй души своея в мире сем,

 

в живот вечный сохранит ю: аще кто Мне служит, Мне да последствует: и идеже есмь Аз, ту и … ” (Ин. 12, 23–25).

Христос облачен в красный хитон и синий гиматий, украшенные только золотой каймой. На Его главе, как и на изображении в церкви Прп. Феодосия Печерского, митра-корона, увенчанная крестом.

Развернутый евангельский текст, слова Христа, которые Он говорит ученикам в преддверии своей крестной смерти, метафорично продолжает и тему монашеского подвига: так и монах умирает для мира, а чин пострижения напоминает погребение, для того, чтобы после быть живым только для Бога. В контексте программы иконостаса церкви, посвященной событию Рождества Христова, появляется смысловая триада: рождение – смерть – рождение, но, уже как Воскресение, то есть в жизнь вечную, иную.

Выводы и предложения. Подводя итоги, необходимо отметить следующие особенности иконографии Иисуса Христа в иконописи Киево-Печерской Лавры конца XVII – начала XIX века.

На всех рассмотренных иконах Спаситель представлен в иконографическом типе Христа-Пантократора (Царь Небесный и Судия). Используются несколько вариантов композиций: изображение фигуры в рост (икона из иконостаса Троицкой Надвратной церкви и церкви Прп. Феодосия Печерского), поколенное изображение (икона из иконостаса церкви Воздвижения Честного Креста и иконостаса Софии Киевской) и, Спаситель, сидящий на престоле (икона из иконостаса церкви Прп. Варлаама Печерского и церкви Рождества Христова).

Тема величия Спасителя и тема Второго пришествия, Его вечной царственности и владычества получает визуальное воплощение в таких особенностях иконографии как изображение Христа стоящим на облаках или ступающим по ним (икона из иконостаса Троицкой надвратной церкви, церкви Прп. Феодосия Печерского), или сидящим на троне (иконостас церкви Рождества Христова).

В лаврской живописи широко использовалось изображение Иисуса Христа в рост, ступающим по облакам, с раскрытым Евангелием в руке. Помимо рассматриваемых в статье изображений на иконах из иконостасов Троицкой надвратной церкви и церкви Прп. Феодосия Печерского, подобное изображение находилось в иконостасе (1741) церкви Всех Святых над Экономическими воротами (см. фото). На иконе Христос изображен ступающим по облакам, облаченный в пышно драпированные хитон и гиматий, благословляющий правою десницей.

Н.П. Кондаков называет тип Спаса Вседержителя (Пантократора) «венечным пунктом» в византийской иконографии, «средоточием моленного чина», «иконою по преимуществу» и ставит Образ Христа Вседержителя во «главе византийских иконографических типов». Наиболее распространенным типом Кондаков называет «Вседержителя, представленного в виде поясной фигуры…» «Спас Поясной»; «Менее обычны в иконе изображения Спасителя в виде полной фигуры… или же сидящего на престоле с Евангелием в руках» [11, 59].

Помимо преобладания иконографического типа Христа Пантократора еще одной особенностью иконографии Иисуса Христа в иконописи Киево-Печерской Лавры конца XVII – начала XIX века становиться Евангелие в руках Спасителя. Как символ учения, Его Благая Весть, Евангелие всегда открыто; тексты, представленные на развороте, указывают на Христа как на Пророка, Первосвященника и Царя; Спаситель благословляет десницей, персты которой всегда сложены в жесте именословного благословения. Фрагменты Евангельского текста в изображениях Иисуса Христа Лаврской школы становятся неотъемлемой частью иконографического пространства иконы и избираются в зависимости от контекста бытования образа (программы храма, иконостаса).

Следующей отличительной чертой лаврской иконографии образа Иисуса в иконописи конца XVII – начала XIX века есть митра-корона:

на иконах местного ряда иконостасов из церкви Воздвижения Честного Креста (1700), церкви Прп. Феодосия Печерского (1760-1762) и церкви (1802) Рождества Христова, иконостаса (1784) церкви Рождества Богородицы (см. фото) Христос изображен в митре-короне, увенчанной крестом.

Митра является головным убором архиереев Восточной Церкви при совершении богослужения, и данное правило основывается на греческой практике. Митры, увенчанные крестом, носили только Святейший Патриарх и митрополиты. Митра-корона является разновидностью православной митры и ее отличительным признаком является нижний поясок из двенадцати лепестков, а так же похожесть по форме на короны византийских царей последнего периода империи. Митра-корона, увенчанная крестом, как часть богослужебного облачен

облачения Иисуса Христа является дополнительным указанием на первосвященнический аспект Его служения.

Выявленные особенности изображения являются очередным свидетельством тесной связи лаврской иконографии с константинопольскими и греческими памятниками поздневизантийского периода, а так же взаимовлияния богословия и образа.

Перспективами дальнейших исследований возможно назвать рассмотрение памятников лаврской иконописи конца XVII — начала XIX века в их хронологической последовательности и систематизация материала, на базе которого возможно будет сделать типологические обобщения и практические замечания по вопросу особенностей лаврской иконографии и стиля этого периода.

Bibliography / Referencje / Список литературы:

1. Адамович О.В. Стилістика ікон «Недріман-не око» на матеріалах колекції Національного Києво-Печерського історико-культурного за-повідника [Текст] / Адамович О.В. // Образ Христа в українській культурі. – К., 2001. С. 129 - 138.
2. Бєликова Г. О. Ікона «Собор Преподобних Печерських» [Текст] / Г. О. Бєликова // Пам’ятки України. – 2007. – № 1. – С. 69–79.
3. Бычков В.В. 2000 лет христианской куль-туры subspecieaesthetica. Т. 1. Раннее христиан-ство. Византия. М., СПб: Университетская книга, 1999. 575 с.; 2000 лет христианской культуры sub specie aesthetica. Т. 2. Славянский мир. Древняя Русь. Россия. М., СПб: Университетская книга, 1999. 527 с.
4. Дятлов В. А. Києво-Печерська Лавра [Текст] : довідник-путівник / Дятлов В. А. – К. : Тип. Києво-Печерської Лаври, 2008. – 488 с.
5. Жолтовський П. М. Малюнки Києво-Лаврської іконописної майстерні [Текст] : альбом-каталог / Жолтовський П. М. – К. : Наукова думка, 1982. – 286 с. : іл.
6. Истомин М. П. К истории живописи в Кие-во-Печерской лавре в XVIII в. [Текст] / М. П. Исто-мин // Чтения в Историческом обществе Нестора-летописца. – К., 1895. – Кн. 9. – С. 64–75.
7. Истомин М. П. Обучение живописи в Киево-Печерской Лавре в XVIII в. [Текст] / М. П. Истомин // Искусство и художественная промышленность. – 1901. – № 10 (34), июль. – С. 291–310.
8. Истомин М. П. Обучение живописи в Киево-Печерской лавре в XVIII в. [Текст] / М. П. Истомин // Искусство и художественная промышленность. – 1901. – № 11 (35), август. – С. 311.
9. Квливидзе Н. В. Великий Архиерей Иисус Христос [Текст] / Н. В. Квливидзе // Православная энциклопедия. – Т. 7. – М., 2004. – С. 451–452.
10. Квливидзе Н. В. Иисус Христос [Текст] / Н. В. Квливидзе // Православная энциклопедия. – Т. 21. – М., 2009. – С. 674–713.
11. Кондаков Н. П. Лицевой иконописный подлинник, т. I. Иконография Господа Бога и Спа-са нашего Иисуса Христа / Н.П. Кондаков// Лице-вой иконописный подлинник. Иконография Госпо-да Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. — 1905. СПб. – 239 с. ил.
12. Кондаков Н. П. Памятники христианского искусства на Афоне / Н. П. Кондаков // Памятники христианского искусства на Афоне. – 1912 г. СПб. – : Тип. Имп. Акад. Наук, 1912. - 312 с., 49 фото-тип. : ил.
13. Лебединцев П. Г. Описание Киево-Софийского кафедрального собора [Текст] / Лебе-динцев П. Г., протоиерей. – К. : Тип. Е. Т. Керер, 1882. – 101 с.
14. Лидов А. М. Иеротопия. Пространствен-ные иконы и образы-парадигмы в византийской культуре / Алексей Лидов. – М.: Феория: Дизайн. Информация. Картография: Троица, 2009. – 352 с.; ил.
15. Лопухіна О.В. Духовні образи преподоб-них Антонія та Феодосія в Києво-Печерському па-терику і традиція їх іконного зображення [Текст] / Лопухіна О.В. // Могилянські читання: Матеріали щорічних наукових конференцій 1996-1997. – К., 1998 – С. 83.
16. Лопухіна О.В. Іконографія преподобних Печерських у гравюрах лаврських видань XVII ст. Богословська думка і художній образ // Могилян-ські читання 2001 року: Збірник наукових праць. – К.:, 2002. – С. 119-122.
17. Лопухіна О.В. Києво-Печерська ікона Ус-піння Богородиці. Історія і побутування чудотвор-ного образа XI – XX ст. [Текст] / Олена Лопухіна // Лаврські мистецтвознавчі студії : зб. наук. пр. – К., 2015. – С. 51–96.
18. Пітателєва О. В. Особливості іконографії у двох іконах «Таємна вечеря» з іконостаса Троїць-кої Надбрамної церкви [Текст] / Пітателєва О. В. // Лаврський альманах : зб. наук. пр. – К., 2003. – Вип. 11. – С. 92–96.
19. Покровский Н.В. Евангелие в памятниках иконографии / Н. В. Покровский// Евангелие в па-мятниках иконографии преимущественно визан-тийских и русских – М.: Прогресс-Традиция, 2001. — 564 с.: ил.
20. Пуцко В.Г. До історії Києво-Печерської іконографії XVII ст. // Могилянські читання 2000 року: Збірник наукових праць – К., 2001. – С. 233-242.
21. Пуцко В.Г. Розп’яття в Києво-Печерській гравюрі першої половини XVII ст.: питання іконо-графії і стилю.// Могилянські читання 2001 року: Збірник наукових праць. – К., 2002. – С. 162-172.
22. Рыжова О. О. Иконопись Киева XVIII века: мастерские и сохранившиеся произведения // Вестник Православного Свято-Тихоновского гу-манитарного университета: Вопросы истории и теории христианского искусства. ― Москва, 2013. ― Вып. V: 1 (10). ― С. 110–135.
23. Рижова О.О. Особливості іконографії та стилістики зображень на іконах печерної церкви Прп. Варлама Печерського (Свято-Успенська Києво-Печерська Лавра) / О.О.Рижова // Ми-стецтвознавчі записки, № 26, К., 2014, С. 229 – 234.
24. Рижова О.О. Книжкова гравюра як джере-ло іконографії Лаврського іконопису XVII – XVIII століття / О.О.Рижова // Вісник Харківської дер-жавної академії дизайну і мистецтв, № 4-5, Харків, 2014, с. 93-96.
25. Рижова О.О. Європейська релігійна карти-на як джерело іконографії Лаврського та Київсько-го іконопису XVIII століття / О.О.Рижова // Вісник Харківської державної академії дизайну і ми-стецтв, № 1, Харків, 2015, С. 89-95.
26. Рижова О.О. Богослужбові тексти та тек-сти Святого Письма як джерело іконографії Лаврського іконопису XVIII століття (на прикладі ікон з іконостаса церкви Всіх Святих над Еко-номічною брамою Свято-Успенської Києво-Печерської Лаври) /Рижова О.О. // Традиції та но-вації у вищій архітектурно-художній освіті, вип. № 3, Харків, 2015, С. 53 – 57.
27. Рижова О.О. Особливості іконографії зоб-ражень на іконах з Успенського собору Києво-Печерської Свято-Успенської Лаври / Рижова О.О. // Вісник Державної Академії керівних кадрів куль-тури і мистецтв. Щоквартальний науковий жур-нал. № 4, Київ, 2015. – с.83-88.
28. Рижова О.О. Європейська гравюра як дже-рело іконографії лаврського іконопису XVIII століття // Рижова О.О // «Мистецтвознавчі запис-ки», № 27, 2015, с. 269 - 277.
29. Рижова О.О. Ікони іконостаса печерної церкви Святого Преподобного Феодосія на Даль-ніх печерах Свято-Успенскої Києво-Печерської лаври: особливості зображень, написи, уточнення атрибуції // Рижова О.О. // Вісник Харківської дер-жавної академії дизайну і мистецтв, № 2, 2016, с. 43-47.
30. Сидор О. Бароко в українському живописі [Текст] / Сидор О. // Українське бароко та євро-пейський контекст / упорядник О. Федорук. – К., 1991. – С. 173–183.
31. Фоменко В. М. Патерик Печерський у де-реворізах Ілії та Прокопія [Текст] / В. М. Фоменко // Українське мистецтвознавство. – К., 1993. – Вип. 1. – С. 29–43. : іл.
32. Ходак І.О. До іконографії святих Антонія й Феодосія Печерських: невідомий образ XVII ст. з Київщини / Ходак І.О. // Могилянські читання 2004: Зб. наук. пр.: Музейне збереження пам’яток сакрального мистецтва. Історія, сучасна практика та майбутнє – К., 2005. – С. 570-579.
33. Шиденко В. А. Иконостасы церквей, нахо-дящихся в Дальних пещерах Киево-Печерской лавры [Текст] / Шиденко В. А. // Лаврський альма-нах : зб. наук. пр. – К., 2009. – Вип. 23. – С. 124–137.
Электронные ресурсы
35. Иоанн Златоуст, свт. Толкование на свято-го Матфея Евангелиста, XXXV // Он же. Полное собрание творений. Т. 7, кн. 1. [Электронный ре-сурс] : [текст на сайте http://www.ccel.org]. – Элек-трон. дан. – Режим доступа — https://www.ccel.org/contrib/ru/Zlatmat1/Mat1_25.html. - Загл. с экрана.
36. Иоанн Златоуст, свт. Толкование на свято-го Матфея Евангелиста, XXXV // Он же. Полное собрание творений. Т. 7, кн. 2. [Электронный ре-сурс] : [текст на сайте http://www.ccel.org]. – Элек-трон. дан. – Режим доступа — — https://www.ccel.org/contrib/ru/Zlatmat2/Mat2_59.html - Загл. с экрана.
37. Святое Евангелие от Матфея с толковани-ем Святых Отцов (Троицкие листки) [Электронный ресурс] : [текст на сайте http://www.azbyka.ru]. – Электрон. дан. – Режим доступа — http://azbyka.ru/otechnik/Biblia/svjatoe-evangelie-ot-matfeja-s-tolkovaniem-svjatykh-ottsov-troitskie-listki/ - Загл. с экрана.
38. Толковая Библия или комментарии на все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета. Под ред. А.П. Лопухина. Новый Завет. От Луки, гл. 4. [Электронный ресурс] : [текст на сайте http:// http://www.bible.in.ua]. – Электрон. дан. – Режим доступа — http:// http://www.bible.in.ua/underl/Lop - Загл. с экрана.
39. Толкование священного Писания. Толко-вание на Мф. 11:28. Прп. Макарий Великий. Со-брание рукописей типа II. Беседа 35. [Электрон-ный ресурс] : [текст на сайте http://bible.optina.ru ]. – Электрон. дан. – Режим доступа — http:// http://bible.optina.ru/new:mf:11:28#prp_makarij_velikij - Загл. с экрана.
40. Ерминия или наставление в живописном искусстве, составленное иеромонахом и живопис-цем Дионисием Фурноаграфиотом . [Электронный ресурс] : [текст на сайте http://azbyka.ru/ ]. – Элек-трон. дан. – Режим доступа — http://azbyka.ru/otechnik/ikona/erminija-ili-nastavlenie-v-zhivopisnom-iskusstve-sostavlennoe-ieromonahom-i-zhivopistsem-dionisiem-furnoagrafiotom/- Загл. с экрана.

Tagged: