О возможностях использования процедур восстановительного правосудия и медиации в отношении лиц, совершивших престулпение в несовершеннолетнем возрасте

Список авторов:

Анотация:

Ключевые слова:

Korneeva Y.A.

Candidate of psychological Sciences, associate Professor,

M.V. Lomonosov Northern (Arctic) Federal University, Arkhangelsk,

Russian Federation,

E-mail: amazonkca@mail.ru

Korobkin A.V.

the lecturer of the Chair «Criminal Law»

of the Academy of FPS of Russia,

(Federal Penitentiary Service of Russia), Ryazan,

Russian Federation,

Е-mail: alexx151@yandex.ru

About the possibilities of using restorative justice and mediation concerning the persons who have committed a crime at the minor age

О возможностях использования процедур восстановительного правосудия и медиации в отношении лиц, совершивших престулпение в несовершеннолетнем возрасте

Summary: The article is devoted to the question of the prospects for the use of alternative measures to deprivation of liberty (such as restorative justice and mediation) in relation to persons who have committed a crime at a minor age and the peculiarities of the use a restorative approach as a way of settling a criminal law conflict.

Key words: restorative justice, resolution of criminal law conflict, mediation, compensation for harm caused by a crime, conciliation procedures.

Аннотация: Cтатья посвящена рассмотрению вопроса о перспективах использования альтернативных лишению свободы мер (таких как восстановительное правосудие и медиация) в отношении лиц, совершивших перстулпение в несовершеннолетнем возрасте и особенностях использования восстановительного подхода как способа погашения уголовно-правового конфликта.

Ключевые слова: восстановительное правосудие, разрешение уголовно-правового конфликта, медиация, возмещение вреда, причиненного преступлением, примирительные процедуры.

УДК 343.8

В настоящее время мировое сообщество пришло к единому мнению о необходимости сокращния сферы применения лишения свободы и расширения практики использования примирительных процедур, в первую очередь, в отношении лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте.

В условиях реформирования уголовно-исполнительной системы, попыток создания единой системы ювенальной юстиции, применения альтернативных видов уголовных наказаний и мер реагирования на преступления, совершенные несовершеннолетними правонарушителями большое значение приобретают институты восстановительного правосудия и медиации[1].

Понимание со стороны государственной власти важности проблемы в обеспечении баланса прав и законных интересов несовершеннолетних, совершивших преступление, и потерпевших от них привело к разработке нормативной основы восстановительного подхода в нашей стране, в основе которого лежат процедуры восстановительного правосудия и медиации.

В основе своей восстановительное правосудие технологически опирается на способы посредничества (медиации) между жертвой и правонарушителем, а также их примирения. Главным в восстановительном правосудии считается не наказание, а примирение правонарушителя с жертвой и возмещение ущерба [1, c.74].

Согласно Федеральному закону «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» [2] под процедурой медиации понимается способ урегулирования споров при содействии медиатора (независимое лицо либо независимые лица, привлекаемые сторонами в качестве посредников в урегулировании спора для содействия в выработке сторонами решения по существу спора) на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения. Рекомендации Комитета министров Совета Европы № R (99) 19 «О посредничестве по уголовным делам» под посредничеством (медиацией) понимают «любой процесс, где жертве и правонарушителю предоставляется возможность, в случае их согласия, с помощью беспристрастной третьей стороны (ведущего) принимать активное участие в разрешении вопросов, связанных с произошедшим преступлением» [3, с. 185]. Схожие понятия даются и в Стандартах восстановительной медиации, разработанных и утвержденных Всероссийской ассоциацией восстановительной медиации 17 февраля 2009 г. [4, с. 3] и в Концепции развития до 2020 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в Российской Федерации, утвержденной Распоряжением Правительства Российской Федерации в 2014 г. [5], в которых выделяются ключевые особенности посредничества (медиации) по уголовным делам.

В настоящее время среди мер погашения уголовно-правового конфликта в обществе все большее значение приобретает именно восстановительный подход, в основе которого лежит компромисс между его участниками. Суть компромисса, который лежит в основе восстановительного подхода, состоит в освобождении лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности или наказания, при условии осуществления им определенных действий, одним из которых является возмещение вреда, причиненного преступлением.

Так, приоритет восстановительного подхода как одного из основных принципов дружественного к ребенку правосудия закреплен в Указе Президента Российской Федерации от 01.06.2012 №761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы» [6]. На основе данного Указа Правительством РФ была разработана и принята уже упомянутая выше2 Концепция развития до 2020 года сети служб медиации для восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность [см. 4]. Одной из основных целей Концепции является создание благоприятных, гуманных и безопасных условий (среды) для полноценного развития и социализации детей и подростков, в том числе при возникновении конфликта с законом, формирование механизмов восстановления прав потерпевших от противоправных действий несовершеннолетних. В целях совершенствования государственной политики в сфере защиты несовершеннолетних Указом Президента РФ 2018-2027 гг. [7] объявлены Десятилетием детства в Российской Федерации, что еще раз подчеркивает особое отношение государственной власти к проблемам защиты лиц, не достигших совершеннолетия.

В целом использование механизмов восстановительного правосудия и медиации соответствует общемировым стандартам и правилам, закрепленных в международных документах, включая Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних [8], Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних [9], Рекомендации Совета Европы CM/Rec (2017) «О европейскихправилах в отношении общественных санкций и мер» [10], Рекомендации Комитета министров Совета Европы «О Европейских правилах для несовершеннолетних правонарушителей, по отношению к которым применены санкции или ограничительные меры уголовно-правового характера» [11] и др.

В последнем документе, в частности, указано, что санкции или ограничительные меры уголовно-правового характера, которые могут применяться к несовершеннолетним, а также порядок их осуществления должны быть определены законодательством и основываться на принципах социальной интеграции и воспитания, а также исходить из наилучших интересов несовершеннолетних правонарушителей. Меры уголовно-правового воздействия должны быть ограничены силой тяжести совершенных правонарушений, с учетом возраста, физического и психического состояния несовершеннолетнего и личных обстоятельств.

Как показывает анализ проведенных за последнее десятилетие научных исследований, проблемы возмещения вреда, причиненного преступлением, исследуются в основном в гражданско-правовом и процессуальном аспектах. Совершенно не изучены возможности использования уголовно-правовых средств возмещения вреда, в частности, применения норм, стимулирующих причинителей вреда к добровольному возмещению. Изучение уголовных дел показало, что добровольное возмещение вреда в большинстве случаев осуществлялось на досудебных стадиях, причем в полном размере ущерб возмещался только по 13,3% уголовных дел, а в частичном – по 21,6%. Столь незначительный процент возмещения вреда не может не вызывать беспокойства относительно адекватности мер, направленных на защиту интересов потерпевшего, в том числе относительно преступности несовершеннолетних. Дело в том, что имущественная преступность наиболее типична для подростков, а соответственно, существенными при этом становятся материальный и иной вред, причиненный потерпевшим.

Согласно официальным данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации [12], чаще всего в качестве объектов преступных посягательств со стороны несовершеннолетних выступают собственность (76,1 %), жизнь и здоровье (7,3 %), половая неприкосновенность и половая свобода личности (1,7 %), общественная безопасность (0,8 %). В общей структуре осужденных, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, как и прежде, наиболее высок удельный вес подростков, совершивших: кражи – 43,8 % (10 329 чел.), грабежи –13,6 % (3 219 чел.), угоны транспортных средств без цели хищения – 11,9 % (2 817 чел.), разбои – 4,3 % (1 014 чел.), умышленные причинения тяжкого вреда здоровью – 3,2 % (750 чел.).

Ущерб от преступлений (по оконченным и приостановленным уголовным делам) за период январь-ноябрь 2018 г. составил 491,8 млрд. руб., что на 36,7% (аналогичный период прошлого года – 345,2 млрд руб.) больше аналогичного показателя прошлого года [13].

Не смотря на то, что согласно данным Портала правовой статистики Генеральной прокуратуры РФ и ГИАЦ МВД России в последнее время коэффициент преступной активности несовершеннолетних показывает устойчивую тенденцию к снижению, которое происходит на фоне общего снижения количества преступлений в России за последние годы [14], необходимо учитывать, что преступления несовершеннолетних обладают достаточно высокой латентностью, поэтому статистические данные о преступности несовершеннолетних не могут отразить в полной мере размеры данного негативного явления [15, с. 182].

Таким образом, развитие таких примирительных процедур как медиация и восстановительное правосудие может и должно стать одним из приоритетных направлений совершенствования уголовной политики государства в отношении несовершеннолетних правонарушителей, что обуславливает в свою очередь, необходимость более детальной конкретизации возможностей и условий применения медиации и восстановительных техник в уголовном судопроизводстве.

В целях совершенствования существующих в Российской Федерации механизмов урегулирования споров и защиты нарушенных прав граждан, по нашему мнению, следовало бы внести специальные поправки в федеральное законодательство, а именно дополнить положение ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», изложив его следующим образом:

«Настоящим Федеральным законом регулируются отношения, связанные с применением процедуры медиации к уголовно-правовым конфликтам, спорам, возникающим из гражданских правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также спорам, возникающим из трудовых правоотношений и семейных правоотношений».

Также целесообразно было бы дополнить ст. 92 УК РФ «Освобождение от наказания несовершеннолетних» ч. 5 следующего содержания: «Несовершеннолетнему осужденному за совершение преступления средней тяжести, а также тяжкого преступления к лишению свободы, либо несовершеннолетнему осужденному, который был освобожден судом от наказания с применением принудительно меры воспитательного воздействия, предусмотренной частью второй настоящей статьи, суд может отсрочить отбывание наказания в виде лишения свободы или указанной принудительной меры воспитательного воздействия в случае заключения примирительного соглашения с потерпевшим и на период осуществления возмещения ему вреда. Отсрочка от отбывания наказания либо применения принудительной меры воспитательного воздействия применяется до достижения несовершеннолетним осужденным возраста восемнадцати лет, но не более чем на три года».

В случае если в течение установленного срока осужденный добросовестно исполняет принятые на себя обязательства по возмещению вреда потерпевшему в соответствии с положениями примирительного соглашения и по истечении данного срока не будет установлено факта систематического уклонения от возмещения вреда, осужденный может быть освобожден от уголовного наказания или принудительной меры воспитательного воздействия. Напротив, если обязательства не были исполнены, суд отменяет отсрочку отбывания наказания или применения принудительной меры воспитательного воздействия и направляет осужденного в место отбывания наказания, назначенное в соответствии с приговором суда или помещает его в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

Поиск альтернатив карательному правосудию, в особенности правосудию по делам несовершеннолетних, обусловлен в нашей стране пониманием недостаточной эффективности действующей системы мер уголовно-правового воздействия, что актуализирует востребованность концепции восстановительного правосудия. Как составной элемент восстановительного правосудия медиация должна стать неотъемлемой частью ювенальных технологий в части возмещения материального и иного вреда причиненного потерпевшему.

Таким образом, можно сделать вывод, что восстановительный подход, основанный на уголовно-паровом компромиссе между несовершеннолетним, совершившим преступление и потерпевшим на сегодняшний день является наиболее перспективным и приоритетным видом государственного реагирования на преступления совершенныt лицом, не достигшим соершеннолетнего возраста, а также дейтсвенным механизмом по заглаживанию причиненного преступлением вреда.

Ссылки:

  1. Жучкова Р.О. Гражданская правосубъектность несовершеннолетних и участие органов внутренних дел в ее реализации. дис. … канд. юрид. С. Пб., 2006. 200 с.
  2. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ [ред. от 23.07.2013] «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»// Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. № 31. Ст. 4162.
  3. Рекомендация № R (99) 19, принятая Комитетом министров Совета Европы 15 сентября 1999 года и пояснительные заметки // Организация и проведение программ восстановительного правосудия. Методическое пособие / Под редакцией Л.М. Карнозовой и Р.Р. Максудова. М.: МОО Центр «Судебно-правовая реформа», 2006 с. 200;
  4. Данные Стандарты опубликованы на официальном сайте общественного центра «Судебно-правовая реформа» // http://sprc.ru/wp-content/uploads/2012/08/Стандарты-восстановительной-медиации.pdf. с. 10.
  5. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 30 июля 2014 г. № 1430-р [ред. от 01.09.2018] «Об утверждении Концепции развития до 2020 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в РФ» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2014. № 32. Ст. 4557.
  6. Указ Президента РФ от 01.06.2012 № 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 — 2017 годы» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 23. Ст. 2994.
  7. Указ Президента РФ от 29 мая 2017 г. №240 «Об объявлении в Российской Федерации Десятилетия детства» // СЗ РФ. № 23. 2017. Ст.3309.

Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) / (Приняты 29.11.1985 Резолюцией 40/33 на 96-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // КонсультантПлюс: Российское законодательство (Версия Проф). Дата обращения: 20.01.2019.

Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы) / (Приняты 14.12.1990 Резолюцией 45/112 на 68-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // КонсультантПлюс: Российское законодательство (Версия Проф). Дата обращения: 20.01.2019.

Рекомендации Совета Европы CM/Rec (2017) О европейскихправилах в отношении общественных санкций и мер // Compendium of Conventions, Recommendations and Resolutions related to Prison and Community Sanctions and Measures. Council of Europe Publishing. 2018 (на английском языке).

Рекомендация N CM/Rec (2008)11 Комитета министров Совета Европы «О Европейских правилах для несовершеннолетних правонарушителей, по отношению к которым применены санкции или ограничительные меры уголовно-правового характера» (Принята 05.11.2008 на 1040-ом заседании заместителей министров) // КонсультантПлюс: Российское законодательство (Версия Проф). Дата обращения: 20.01.2019.

Данные официальной судебной статистики: сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации // URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 Дата обращения: 20.01.2019.

Данные официальной статистики правоохранительных органов: сайт МВД России //Статистика и аналитика: состояние преступности январь-ноябрь 2018 г. // URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/folder/101762/item/15304733/. Дата обращения: 20.01.2019.

Портал правовой статистики Генеральной прокуратуры Российской Федерации // URL: http://crimestat.ru/; Главный информационно-аналитический центр МВД России // URL: https://мвд.рф/folder/101762/item/11830347/ Дата обращения: 20.01.2019.

Невский С.А. Деятельность органов внутренних дел по профилактике правонарушений несовершеннолетних // Проблемы развития ювенальной юстиции: взаимодействие федерального и регионального уровней. Орехово-Зуево, 2009. 136 с.

  1. Статья выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований в рамках научного проекта № 19 – 011 – 00385 «Медиация по уголовным делам о преступлениях против несовершеннолетних: современное состояние и перспективы развития».

 

Библиография: