ФАКТОРЫ КАРДИОВАСКУЛЯРНОГО РИСКА СРЕДИ ВРАЧЕЙ И СТУДЕНТОВ МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Список авторов:

Анотация:

Ключевые слова:

УДК: 615.099.084

Vishneva E.M.

Doctor of medical sciences,

Associate professor of Department of faculty therapy, endocrinology, immunology

Urals State Medical University

Yekaterinburg, the Russian Federation

Shambatov M.A.

Student, the General and Preventive Medicine Faculty

Urals State Medical University

Yekaterinburg, the Russian Federation

Вишнева Елена Михайловна

Доктор медицинских наук, доцент Кафедры факультетской терапии, эндокринологии, аллергологии и иммунологии

ФГБОУ ВО Уральский государственный медицинский университет

Екатеринбург, Российская Федерация

Шамбатов Мураз Акбар оглы

Студент лечебно – профилактического факультета

ФГБОУ ВО Уральский государственный медицинский университет

Екатеринбург, Российская Федерация

КАРДИОВАСКУЛЯРНАЯ ПРОФИЛАКТИКА:

ФАКТОРЫ КАРДИОВАСКУЛЯРНОГО РИСКА СРЕДИ ВРАЧЕЙ И СТУДЕНТОВ МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

CARDIOVASCULAR PREVENTION: CARDIOVASCULAR RISK FACTORS AMONG DOCTORS AND STUDENTS OF MEDICAL UNIVERSITY

e.m.vishneva@mail.ru

The SUMMARY. The article presents the results of the study, which included a survey of 300 doctors of hospitals and 300 students of 4-6 courses of the medical university, aimed at identifying cardiovascular risk factors.

Key words: cardiovascular risk, prevention, medical education, doctors.

АННОТАЦИЯ. В статье обсуждаются проблемы состояния здоровья студентов медицинского ВУЗа. Приводятся результаты одномоментного исследования, посвященного оценке распространенности факторов кардиоваскулярного риска среди студентов 4 – 6 курсов.

Ключевые слова: кардиоваскулярный риск, профилактика, медицинское образование, врачи.

Введение

Согласно данным Федеральной службы Государственной статистики Российской федерации в 2016 году заболевания сердечной-сосудистой системы унесли жизни более 860 тысяч человек, занимая лидирующее место в структуре смертности [1]. Социальная значимость данной группы заболеваний очевидна и обуславливает повышенное внимание к разработке новых методов диагностики и лечения сердечно-сосудистой патологии. Однако, в крупных исследованиях получены убедительные доказательства того, что активная профилактика факторов кардиоваскулярного риска является не менее важным аспектом в борьбе за жизнь пациента [2,3,4].

При разработке комплекса профилактических мероприятий и программ немаловажной является оценка уровня осведомленности групп населения о понятии факторов риска и из значения в собственной жизни. Распространенность и структура факторов риска различаются не только на популяционном уровне, но и в различных общественных группах, в том числе и профессиональных [5]. Что примечательно, даже на уровне отдельных исследований прослеживается зависимость распространенности факторов кардиоваскулярного от конкретных условий региона и социальной группы [5;6;7;8;9]

Особенное значение имеет состояние здоровья лиц, собственно причастных и к разработке, и к реализации профилактических мероприятий: врачей и студентов медицинских ВУЗов. Отношение медицинского работника к вопросам собственного образа жизни и здоровья определяет и его нацеленность на профилактическую работу с пациентами. Для большинства же пациентов врач является авторитетом, способным послужить примером, его поведенческая модель может служить дополнительным мотивирующим фактором для модификации образа жизни и сохранения здоровья [9].

Состояние здоровья молодёжи Российской Федерации во многом определяет перспективы как экономического, так и социального развития общества. Особую категорию, в ракурсе здоровья молодёжи, составляют студенты медицинского университета. Обосновать подобное утверждение можно с нескольких позиций: вовлеченность в профилактику болезней и обеспечение высокого уровня здоровья населения; высокие требования к интеллекту и состоянию здоровья, высокая учебная нагрузка, вынужденная гиподинамия [10,11].

Сочетание вышеизложенных факторов формирует определенный риск развития хронических заболеваний как среди врачей, так среди студентов, в том числе и сердечно – сосудистой системы. Согласно многим исследованиям, уровень кардиоваскулярного риска среди студентов – медиков превышает аналогичный показатель среди студентов других направлений и лиц соответствующей возрастной группы [12;13;26;27;28;29]. Зачастую, определяется ассоциация высокого кардиоваскулярного риска и образа жизни [14]. Так, в исследовании, проведенном под руководством Vishu Hans, отмечается «тревожное» увеличение суммарного кардиоваскулярного риска, 12,1 % обследованных имели высокий уровень 10 – летнего риска кардиоваскулярных событий [12]. В схожем исследовании, проведенном в Саудовской Аравии, установлено, что избыточную массу тела и ожирение различной степени имели более 70% обследованных студентов медицинских специальностей, курили же 24%, 23,6% имели сахарный диабет, 57,7% имели артериальную гипертензию [13].

При оценке осведомленности о факторах кардиоваскулярного риска и состояния здоровья студентов 1 и 6 курсов, в большинстве публикаций отмечается отсутствие статистически значимых различий приверженности к коррекции, при наличии различий в ценностных ориентирах [14,15]. Уровень знаний студентов-медиков о профилактике ССЗ выше, чем у студентов первого курса, но все еще неудовлетворителен. Студенты шестого курса немного чаще следуют правилам первичной профилактики, чем студенты первого курса [15,16].

Цель исследования

Оценка встречаемости факторов, формирующих кардиоваскулярный риск, среди врачей и студентов медицинского ВУЗа.

Материалы и методы

Проведено одномоментное аналитическое исследование выборки врачей ГКБ №14 Екатеринбурга, ООО «Уральский клинический лечебно – реабилитационный центр», ГБУЗ СО «Городская поликлиника № 3 города Нижнего Тагила и студентов 4-6 курсов лечебно-профилактического факультета ФБОУ ВО УГМУ. В исследование вошло 300 врачей и 300 студентов.

Среди всех членов выборки проведено анкетирование, направленное на выявление факторов, составляющих суммарный кардиоваскулярный риск: возраст, наличие отягощенной по заболеваниям сердечно – сосудистой системы наследственности, пол, наличие артериальной гипертензии, сахарного диабета, дислипидемии, курения, гиподинамии, избыточного веса или ожирения. Также, затронуты вопросы профилактики и приверженности к коррекции данных состояний.

Оценка массы тела проводилась в соответствии со значениями индекса массы тела (ИМТ). ИМТ классифицировали согласно критериям ВОЗ: до 18,5 кг/м2 – недостаточная масса тела, до 25 кг/м2 – нормальная масса тела, 25—30 кг/м2 — избыточная масса тела (предожирение), 30—35 кг/м2 — ожирение первой степени, 35—40 кг/м2 — ожирение второй степени, 40 кг/м2 и более — ожирение третьей степени (морбидное) [17].

Мерой усреднения данных выбрана медиана, мерой разброса — 25÷75 перцентили. Статистическая обработка данных проводилась с помощью пакетов «STATISTICA 10.0». Значения признавались статистически значимыми на уровне p < 0,05.

Результаты и обсуждение

В исследование было включено 300 врачей (группа 1) и студентов (группа 2) медицинского ВУЗа г. Екатеринбурга. Среди врачей было 88 (29,33%) мужчин и 212 (70,66%) женщин, среди студентов – 92 (30,66%) мужчин и 208 (69,33) женщин. Гендерная характеристика выборки являлась естественной и не подвергалась целенаправленной коррекции.

Различие групп по возрасту являлось естественным. Медиана возраста студентов — 21 год (21÷ 22), врачей — 43 (33÷53). Сравнение данных профессиональных групп по возрасту не является задачей исследования. Изначально принято, что в силу социального устройства, группа врачей старше. Однако, это не отменяет того, что группа 1 изначально имеет на один немодифицируемый фактор кардиоваскулярного риска.

Согласно анкетированию, наличие отягощенной по сердечно-сосудистой патологии наследственности отмечают 42,54% врачей и 34,78% студентов мужского пола (p=0,018) и 31,25% врачей и 25,94% студентов женского пола (p=0,023). При применении Хи-квадрата Пирсона выявлены статистически значимые различия. Данный факт, возможно, объясняется средним возрастом сравниваемых групп: близкие родственники студентов не достигли возраста пика кардиоваскулярной патологии.

Артериальной гипертензией (АГ) страдает 38,3% врачей (34,76% женщин и 46,6% мужчин) и 8% студентов (17,7% среди мужчин и 3,8% девушек). Различие статистически значимо на уровне p <0,01. Меры по снижению артериального давления применяют 62,5% студентов мужского пола и 88,09% врачей мужского пола, страдающих артериальной гипертензией. Среди женщин, имеющих артериальную гипертензию, антигипертензивную терапию получают 62,5% студенток и 94,52% врачей (Рис.1). Таким образом, мы с удовлетворением отметили значимое отличие в частоте медикаментозной коррекции АГ в данной выборке врачей по отношению к общей популяции пациентов [18;19;20;21]. Что касается студентов-медиков, доля лиц, получающих антигипертензивное лечение, также превышает общепопуляционные значения, что отражает их формирующуюся профессиональную сознательность, однако, вероятно, в силу возрастных особенностей недостаточно велика.

Рис. 1. Выявляемость артериальной гипертензии, доля опрошенных принимающих меры по коррекции.

Сахарным диабетом страдает 5,33% студентов (5,5% мужчин и 5,23% женщин) и 15% врачей (15,55% мужчин и 14,76% женщин). Выявлено статистически значимое различие на уровне p<0,01. Меры по коррекции предпринимает 100% больных СД студентов и 95,5% врачей (100% мужчин и 87,1% женщин) (Рис.2). Отрадно выявить подобные уровни приверженности медикаментозной терапии СД среди медиков, и эти данные вселяют надежду на такую же убежденность в назначении своевременной терапии своим пациентам в борьбе с этой «пандемией 21 века» [22].

Рис. 2. Выявляемость сахарного диабета, доля опрошенных принимающих меры по коррекции.

Дислипидемию отмечают 1,66% студентов (4,44% мужчин и 0,47% женщин) и 11,33% врачей (8,88% мужчин и 12,38% женщин). Различие статистически значимо на уровне p<0,01, и мы понимаем прямое влияние возраста на полученный результат (рис.3). Намного более значимо то, что меры по коррекции дислипидемии принимают 100% врачей и студентов в нашей выборке. Медикаментозная коррекция дислипидемии статинами, невзирая на доказательную базу, часто подвергается дискуссиям как среди пациентов, так и во врачебной среде [23]. Однако, врачи и студенты нашей выборки продемонстрировали очевидную компетентность, осведомленность и достаточную приверженность к медикаментозной коррекции дислипидемии.

Рис. 3. Выявляемость дислипидемии

Курению оказались подвержены 29% студентов (42,39% мужчин и 23,07% женщин) и 27% врачей (39,77% мужчин и 21,69% женщин). Курильщиков в обеих группах оказалось сравнимое количество, p=0,58 (рис.4). При этом 100% респондентов были осведомлены о том, что курение относится к одному из определяющих факторов кардиоваскулярного риска, и продолжали курить. К сожалению, статистические данные о курении среди врачей в Российской популяции мало чем отличаются от распространенности курения среди людей других профессиональных категорий [24;25]. Доля курящих студентов в нашем исследовании выше, чем в публикациях иностранных авторов [12;26;27;38;39;30].

Рис. 4. Выявляемость курения.

Отмечали наличие у себя избыточной массы тела 15% студентов (22,82 % мужчин и 11,54% женщин) и 32,66% врачей (37,5% мужчин и 30,66% женщин). Различие достоверно на уровне p <0,01. Тем не менее, при оценке индекса массы тела выявлены следующие результаты: 18,66% студентов имеют избыточную массу тела (44,56% мужчин и 12,02% женщин), 1 % страдают ожирением 1 степени (1,1% у мужчин и 0,96% женщин); среди врачей избыточную массу тела имеют 42,33% (57,95% мужчин и 41,5% женщин), ожирение 1 степени выявлено у 7% (13,04% мужчин и 4,24% женщин), ожирение 2 степени у 1,33% (2,17% мужчин и 0,9% женщин) (рис.5). Таким образом, в обеих группах была выявлена недооценка массы тела и наличия ее избытка.

Рис. 5. Распределение выборки по ИМТ.

Не менее интересная картина получена при анализе адекватности физической активности. Гиподинамию отмечали 48% студентов (50% мужчин и 47,11% женщин) (p=0,445) и 40,66% врачей (44,31% мужчин и 39,15% женщин) (p=0,578). Между тем, занимаются физической культурой 46,30% врачей (52,27% мужчин и 42,92% женщин) и 50% студентов (45,65% мужчин и 51,44% женщин) (p=0,08). Недостаточная физическая активность, как выявлено, не определялась ни возрастом, ни состоянием здоровья, ни социальным и экономическим положением, ни уровнем занятости. Это подчеркивает значимость проведения профилактических мероприятий по поддержанию здорового образа жизни уже в молодой, студенческой среде. По данным литературы, гиподинамии подвержены студенты и врачи разных стран [12].

Выводы:

1. Врач – краеугольная фигура в культуре здоровья; между тем среди врачей и студентов-медиков высока распространенность модифицируемых факторов кардиоваскулярного риска.

2. Врачи и студенты проявляют высокую мотивацию к медикаментозному лечению имеющихся заболеваний, но менее склонны к коррекции поведенческой модели, образа жизни, устранению вредных привычек и соблюдению диеты.

3. Повышение приверженности к профилактике кардиоваскулярного риска и сохранению здоровья врачей, ответственных не только за собственное здоровье, но и здоровье нации, является актуальной задачей. Студенты-медики, как более молодая и прогрессивная группа населения, должны быть нацелены на коррекцию модифицируемых факторов кардиоваскулярного риска в первую очередь.

Список литературы:

  1. Демографический ежегодник России. 2017: Стат. сб./ Росстат. – M., 2017. – 263 c.
  2. Оганов Р.Г. Профилактика сердечно-сосудистых и других неинфекционных заболеваний–основа улучшения демографической ситуации в России // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2018. – Т. 4. – №. 3, ч. I. – С. 4-9.
  3. Cooper R. S. Control of Cardiovascular Disease in the 20th Century: Meeting the Challenge of Chronic Degenerative Disease //Perspectives in biology and medicine. – 2018. – Т. 61. – №. 4. – С. 550-559.
  4. Avanzini F. et al. Improving cardiovascular prevention in general practice: Results of a comprehensive personalized strategy in subjects at high risk //European journal of preventive cardiology. – 2016. – Т. 23. – №. 9. – С. 947-955.
  5. Карамнова Н. С. Распространенность факторов, формирующих суммарный кардиоваскулярный риск среди медицинских работников первичного звена здравоохранения //Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2009. – Т. 8. – №. 6. – С. 54-58.
  6. Самородская И. В. Сердечно-сосудистая заболеваемость и факторы риска сердечно-сосудистых событий в Российской Федерации //Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2018. – Т. 4. – №. 3, ч. II. – С. 94-100.
  7. Шальнова С. А. Здоровье российских врачей. Клинико-эпидемиологический анализ //Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2018. – Т. 7. – №. 6. – С. 28-32.
  8. Gray B. J. et al. ‘Prosiect Sir Gâr’: workplace-based cardiovascular disease and diabetes risk assessments //Occupational medicine. – 2014. – Т. 64. – №. 7. – С. 549-556.
  9. Ефименко С. А. Социология пациента //Диссертация докт. социол. наук/СА Ефименко. – 2007.
  10. Шагина И. Р. Влияние учебного процесса на здоровье студентов //Астраханский медицинский журнал. – 2010. – Т. 5. – №. 2. – C.126 – 131.
  11. Bacelova M. G. et al. Arterial stiffness, plasma atherogenic index and soluble cell adhesion molecules in healthy young adults with reduced physical activity //Archives of physiology and biochemistry. – 2018. – Т. 124. – №. 4. – С. 357-360.
  12. Hans V. et al. High alert! Alarming rise in the Prevalence of cardiovascular risk events among the students of medical profession in India //Indian heart journal. – 2017. – Т. 69. – №. 4. – С. 526-527.
  13. Mirza A. A. Diagnosis and Control of Hypertension as Indicators of the Level of Awareness Among Relatives of Medical Students in Saudi Arabia //High Blood Pressure & Cardiovascular Prevention. – 2016. – Т. 23. – №. 2. – С. 123-132.
  14. Ilow R. Prevalence of cardiovascular disease risk factors among pharmacy students from Wroclaw Medical University (Poland) //Advances in clinical and experimental medicine: official organ Wroclaw Medical University. – 2017. – Т. 26. – №. 5. – С. 843-850.
  15. Lenart A. et al. The influence of knowledge of cardiovascular risk factors for 1st and 6th year medical students’ lifestyle //Przegladlekarski. – 2014. – Т. 71. – №. 7. – С. 389-393.
  16. Каскаева Д. С. Анализ заболеваемости студентов 1 курса в ходе углубленного медицинского осмотра 2011 года в красноярском государственном медицинском университете // В мире научных открытий. – 2012. – №. 9.1. – С. 52-65.
  17. World Health Organization et al. Expert committee on physical status //Physical Status: the use and interpretation of anthropometry. Geneva: WHO. – 1995.
  18. Ефанов А. Ю. Приверженность к лечению и эффективность антигипертензивной терапии среди больных артериальной гипертонией в тюменской области //Российский кардиологический журнал. – 2018. – №. 4 (156). – C. 43 – 48.
  19. Деревянных Е. В. Возрастные особенности приверженности к лечению артериальной гипертонии среди медицинских работников крупной клинической больницы города красноярска //Клиническая геронтология. – 2017. – Т. 23. – №. 9-10. – С. 21-23.
  20. Holmqvist L. et al. Drug adherence in treatment resistant and in controlled hypertension—Results from the Swedish Primary Care Cardiovascular Database (SPCCD) //Pharmacoepidemiology and drug safety. – 2018. – Т. 27. – №. 3. – С. 315-321.
  21. Небиеридзе Д. В. Приверженность терапии как неотъемлемая часть лечения кардиологических заболеваний //Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2017. – Т. 16. – №. 6. – С. 128-132.
  22. Дедов И.И. Эпидемиология сахарного диабета в Российской Федерации: клинико-статистический анализ по данным Федерального регистра сахарного диабета //Сахарный диабет. – 2017. – Т. 20. – №. 1.
  23. Сусеков А. В. Терапия статинами в России: взгляд в прошлое и перспективы на ближайшее будущее //Лечебное дело. – 2018. – №. 3. – С. 30 – 37.
  24. Шальнова С. А. и др. Здоровье российских врачей. Клинико-эпидемиологический анализ //Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2008. – Т. 7. – №. 6. – С. 28-32.
  25. Краснова Ю. Н. Эпидемиология табакокурения //Сибирский медицинский журнал (Иркутск). – 2013. – Т. 121. – №. 6. – С.5 – 8.
  26. Ferrante M. et al. Prevalence of smoking habits, attitudes, knowledge and beliefs among Health Professional School students: a cross-sectional study //Annali dell’Istituto superiore di sanitÃ. – 2013. – Т. 49. – С.143-149.
  27. Ficarra M. G. et al. Tobacco use prevalence, knowledge and attitudes among Italian hospital healthcare professionals //European Journal of Public Health. – 2010. – Т. 21. – №. 1. – С. 29-34.
  28. Nyombi K. V. et al. High prevalence of hypertension and cardiovascular disease risk factors among medical students at Makerere University College of Health Sciences, Kampala, Uganda //BMC research notes. – 2016. – Т. 9. – №. 1. – С. 110.
  29. Mahmoud A. E. D. H. Prevalence of cardiovascular disease risk factors among Egyptian and Saudi medical students: a comparative study //Journal of the Egyptian Public Health Association. – 2015. – Т. 90. – №. 1. – С. 35-39.

 

Библиография: