Nowe gatunki zwierząt odkryte w honduraskiej dżungli

Fot. Fotolia
Fot. Fotolia

Ponad 30 nowych gatunków zwierząt odkryto w honduraskiej dżungli La Mosquitia. Na terenie tropikalnych lasów o powierzchni 350 tys. hektarów natrafiono też na gatunki uznawane za już wymarłe.

Badania nad fauną i florą w La Mosquitia, o których pisze dziennik «El Pais», od 2017 r. prowadził międzynarodowy zespół badawczy.

Największą grupę nowych gatunków stanowią ptaki, m.in. papugi. «28 ptaków ze 198 wszystkich zaobserwowanych w La Mosquitia nigdy nie zostało udokumentowanych. Dodatkowo, sześć innych gatunków to ptaki bliskie wyginięciu” — poinformowali biolodzy prowadzący badania w Hondurasie.

Wśród nowych gatunków zwierząt jest m.in. także słodkowodna ryba z gromady promieniopłetwych.

Z informacji biologów wynika, że w honduraskiej dżungli znaleziono gatunki, które uważane były za wymarłe w Ameryce Środkowej, takie jak np. wąż Rhinobothryum bovallii, a także żaba Teratohyla spinosa.

W ramach badania przeanalizowano też rośliny, natrafiając na 14 gatunków zagrożonych, a także 10 uważanych za bliskie wyginięciu, takie jak np. palma Reinhardttia gracilis oraz paproć Adiantum pulverulentum.

«Obszary dżungli La Mosquitia to jeden z nielicznych obszarów w Ameryce Środkowej, gdzie procesy ekologiczne i ewolucyjne pozostają nienaruszone” — podsumowali autorzy badania prowadzonego w honduraskich lasach tropikalnych.

Wspierane finansowo przez honduraską administrację państwową badania pierwotnie służyły przestudiowaniu potencjału archeologicznego dżungli La Mosquitia. «W ostatnim czasie w La Mosquitia rozpoczęły się badania archeologiczne. Prace te będą kontynuowane” — poinformowało biuro prasowe rządu Hondurasu.

Naukowcy zbadali zatopiony las sprzed 10 tys. lat niedaleko Kłajpedy

Pozostałości zatopionego lasu sprzed 10 tys. przebadali polscy i litewscy naukowcy w rejonie Juodkrante niedaleko Kłajpedy (Litwa). W czasach, gdy zatopione dzisiaj drzewa stanowiły bujny las, kończyła się epoka lodowcowa, a w wyniku ustępowania lądolodu formował się Bałtyk.

O podsumowaniu czerwcowego sezonu prac poinformowało PAP w przesłanym komunikacie Narodowe Muzeum Morskie (NMM) w Gdańsku, które prowadzi badania wspólnie z ekspertami z Uniwersytetu w Kłajpedzie.

«Wspólna wyprawa polskich i litewskich badaczy miała na celu przygotowanie tzw. dokumentacji fotogrametrycznej znalezisk. Pracownicy z Działu Badań Podwodnych NMM wykonali pod wodą tysiące zdjęć, które posłużą do stworzenia trójwymiarowych modeli zatopionych drzew» — informują muzealnicy.

Badania prowadzono z pokładu szkunera „Brabander” należącego do Uniwersytetu w Kłajpedzie. W trakcie prac podwodnych wykonano fotogrametrię (ok. 3000 zdjęć) dwóch kilkumetrowych pni. Polscy archeolodzy przetestowali również nowy zestaw kalibracyjny pozwalający precyzyjniej skalować i lokalizować w przestrzeni obiekty przedstawione na zdjęciach.

Obszar dna Bałtyku w rejonie Juodkrante, na którym znajdują się pozostałości zatopionych lasów z epoki kamienia (ok. 10-9 tys. lat temu), odkryli naukowcy z Uniwersytetu w Kłajpedzie podczas skanowania dna morskiego oraz badań podwodnych. Prowadzący prace archeologiczne prof. Vladas Žulkus zwrócił się o pomoc do ekspertów z NMM w Gdańsku. W ten sposób rozpoczęła się międzynarodowa współpraca, w której polskie muzeum reprezentuje trzech specjalistów: dr Krzysztof Kurzyk, Janusz Różycki i Paweł Litwinienko.

Zdaniem ekspertów obszar morza, w którym znajduje się zatopiony las może przynieść nowe informacje na temat człowieka z końca epoki lodowcowej, gdyż okolice te były przez niego wówczas zasiedlane. Dlatego liczą na odkrycie śladów bytności człowieka. Topiący się wówczas lód podnosił poziom młodego morza, którego wody zalały tereny dawnego lądu i porastające go lasy.

Specjalista: wsparcie polityczne i finansowe — główne wyzwania dla planów załogowego lotu na Księżyc

Największym wyzwaniem dla planów NASA wysłania załogowego lotu na Księżyc będzie otrzymanie dostatecznego wsparcia politycznego i — co za tym idzie – finansowego, ocenił w rozmowie z PAP dr Kris Zacny, który współpracuje z tą amerykańską agencją.

20 lipca przypada pięćdziesiąta rocznica pierwszego załogowego lądowania na Księżycu. Kiedy amerykański astronauta Neil Armstrong zszedł po drabince i postawił stopę na pokrytym pyłem Srebrnym Globie wypowiedział słynne słowa: “To jest mały krok człowieka, ale wielki skok dla ludzkości”. W związku z rocznicą PAP rozmawia z ekspertami na tematy związane z eksploracją Księżyca.

Zgodnie z planem ogłoszonym przez administrację prezydenta USA Donalda Trumpa w marcu br., NASA ma wysłać astronautów na południowy biegun Księżyca już w 2024 r. w ramach programu Artemida — następcy Apollo.

Amerykańska agencja kosmiczna podkreśla, że nie chodzi o jednorazowe wydarzenie — do 2028 r. na Księżycu ma powstać stała baza.

«Największym wyzwaniem dla programu Artemida będzie otrzymanie dostatecznego wsparcia politycznego, a co za tym finansowego od decydentów — prezydenta i Kongresu USA» — powiedział PAP wicedyrektor w Honeybee Robotics, dr Kris Zacny. Ta amerykańska firma od lat współpracuje z NASA przy różnych projektach. Specjalizuje się w zaawansowanych systemach robotycznych, wykorzystywanych np. w sondach wysyłanych na Marsa.

Zdaniem dr. Zacnego nie należy martwić się o aspekty technologiczne, bo nie trzeba wymyślać wszystkich rozwiązań od samego początku — ścieżka została przetarta przez inżynierów w NASA 50 lat temu, kiedy w ramach misji Apollo 11 przeprowadzono pierwsze lądowanie na Księżycu.

«Od tamtej pory poszliśmy do przodu w zasadzie we wszystkich aspektach lotów kosmicznych — silniki rakietowe są bardziej wydajne i niezawodne, w naszych smartfonach mamy większą moc obliczeniową niż miał komputer używany przez misje Apollo» – podkreśla dr Zacny. Dodaje, że dziś wiadomo o wiele więcej niż kilkadziesiąt lat temu o samej powierzchni Księżyca. Postały bardzo dokładne mapy. Znany jest również skład księżycowej powierzchni, dzięki próbkom sprowadzonym na Ziemię w czasie misji Apollo. W sumie w czasie 6 lądowań pobrano blisko 400 kg skał księżycowych.

Według szacunków w program Apollo zaangażowanych było ok. 400 tys. osób. Wśród nich byli reprezentanci licznych firm (podwykonawcy NASA), jak również uniwersytetów.

«NASA zatrudnia 17 tys. osób i tylko część z nich będzie zaangażowana w projekt Artemida. Agencja zatrudni podwykonawców, których zadaniem będzie budowa różnych systemów i podsystemów. Ale z pewnością liczba osób zaangażowanych w ponowne lądowanie na Księżycu będzie zdecydowanie mniejsza» – szacuje dr Zacny.

Zwraca uwagę, że w czasie trwania programu Apollo cała NASA była skupiona na jednym zadaniu — lądowaniu człowieka na Księżycu. Dziś jest zupełnie inaczej. Agencja składa się z kilku wydziałów, które podejmują się różnego rodzaju projekty związane z eksploracją kosmosu.

Według obliczeń autorów podcastu BBC na temat programu Apollo (pt. «13 minutes to the Moon») średnia wieku osób pracujących w kontroli lotów w Houston wynosiła zaledwie 27 lat. Wynikało to z faktu, że inżynieria rakietowa i komputerowa była młodą dziedziną, dlatego błyskawicznie kształcono nową kadrę.

«Obecnie oczywiście więcej starszych osób ma doświadczenie w dziedzinie eksploracji kosmosu. Dlatego średnia wieku inżynierów misji Artemida będzie wyższa, ale ekipa będzie mieszana — będzie w niej również miejsce dla młodych inżynierów» — uważa dr Zacny.

Polska może się zaangażować w projekt Artemida, dzięki członkostwu w Europejskiej Agencji Kosmicznej (ESA), która współpracuje z NASA. «ESA już zobowiązała się do współuczestnictwa w budowie stacji kosmicznej GATEWAY (orbitera Księżyca – przyp. PAP), która będzie wspierać program Artemida. Jestem przekonany, że byłyby też inne możliwości dla ESA lub Polski, jeśli te chciałyby się zaangażować» – dodaje amerykański specjalista.

МАРКШЕЙДЕРСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ СОСТОЯНИЯ УСТОЙЧИВОСТИ ПРИБОРТОВЫХ МАССИВОВ КАРЬЕРОВ КАЗАХСТАНА

В 21-м веке Республика Казахстан занимает заметное положение в мировом минерально-сырьевом балансе, играет ведущую (по ряду – отраслей стратегическую) роль в Евроазиатском регионе и имеет высокий потенциал дальнейшего развития и повышения влияния на мировом минерально-сырьевом рынке.

По добыче и производству минерально-сырьевой продукции Казахстан занимает в мире: по хромитам – 2 место, по титану- 2-3 место, по цинку — 6, по марганцу -8 место, свинцу -6, серебру -9, по урану -5, меди – 10, по нефти, газу, углю и железу – входит в 20 ведущих стран мира [1, с.12].

В настоящее время в Казахстане интенсивно ведется разработка месторождений полезных ископаемых открытым способом. Основными из которых являются: меднорудные – 12 месторождений (Жезказганское, Коунрадское, Николаевское, Актюбенское и др.), полиметаллические – 6 месторождений (Карагайлинское, Коктенкольское, Акжальское и др.), золоторудные – 6 месторождений (Васильковское, Абыз, Варваринское и др.), железорудные – 5 месторождений (Сарбайское, Соколовское, Качарское и др.), угольные бассейны и месторождения — более 10 (Экибастузский, Майкубенский, Тургайский, Тениз –Коржанкульский бассейны, Шубаркольское, Жалын, Каражыра, Борлинское месторождения и др.), марганцевые – 5 месторождений (Ушкатын-ІІІ, Тур, Богач и др.) и нерудные (Топарское известняковое, Алексеевское доломитовое и др.). В целом, в Казахстане интенсивно ведутся открытые горные работы на более 50 крупных месторождениях.

Масштабы современного горнодобывающего производства (рисунок 1) требуют углубленного изучения и постоянного контроля за происходящими в прибортовых массивах геомеханическими процессами, вызванными нарушением равновесия в земной коре, во избежание неконтролируемых катастрофических проявлений в карьерах, таких как крупные оползни и обрушения [2, с.19].

Рисунок 1 – Общий вид Сарбайского карьера

Усложнение инженерно-геологических условий разработки месторождений, увеличение глубины и объемов открытых горных работ определяют качественно новый подход к обеспечению устойчивости бортов карьеров и формируемых отвалов [3, с.31]. Комплекс вопросов обеспечения устойчивости карьерных откосов, прогноза деформаций прибортовых и отвальных массивов, контроля их геомеханического состояния является актуальной научной и практической проблемой. Наиболее полно этим целям соответствует концепция геомеханического мониторинга состояния карьерных откосов [4, с.13], которая предусматривает системный подход к решению всех составляющих задач и вопросов, комплексный учет и анализ всех природных и техногенных факторов.

Структурная схема исследований в системе геомеханического мониторинга представлена на рисунке 2.

Рисунок 2 – Маркшейдерское обеспечение устойчивости карьерных откосов

Многолетний опыт и работы по обеспечению устойчивости откосов уступов и бортов карьеров, выполняемые специалистами научно- исследовательской лаборатории «Маркшейдерия геомеханика и геометризация недр» (КарГТУ) на крупнейших карьерах Казахстана позволили разработать и внедрить в практику горного дела прогрессивные методы по обеспечению устойчивости стационарных откосов под максимально возможными крутыми углами их наклона.

Системы мониторинга устойчивости карьерных откосов созданы на более чем 30 карьерах Казахстана (таблица 1).

Многолетний опыт маркшейдерских инструментальных наблюдений за состоянием прибортовых массивов карьеров на ряде карьеров Казахстана позволил разработать и внедрить методику высокопроизводительных наблюдений с использованием современного электронного оборудования (рисунок 3).

Таблица 1

Предприятия с системой наблюдательных станций КарГТУ

Карьер (разрез) Кол-во набл. станций Карьер (разрез) Кол-во набл. станций
1 2 3 4
Ушкатын III 5 Конырат 3
Дальнезаподный 1 6 Васильковский 3
Дальнезаподный 2 9 Варваринский центральный 3
Западный 3 Чиганакский 1 7
Жомарт 3 Чиганакский 2 3
Тур 5 Алпыс 3
Восточный камыс 5 Абыз 3
Шубаркольский Центральный 7 Космурун 3
Шубаркольский Западный 1 Акчий Спасский 2
Молодежный 4 Малый Спасский 2
Николаевский 4 Акжалский 3
Куу-Чекинский 4 Богатырь 1
Каражыра 4 Саяк 2
Соколовский 10 Тастау 2
Сарбайский 15 Итауз 1
Качарский 16 Золоотвалы ГРЭС 8

Рисунок 3– Современные технологии высокоточных наблюдений

На золоторудном карьере «Васильковский» ТОО «Алтынтау Кокшетау» внедрена автоматизированная система «GEOMOS», которая позволяет вести постоянный мониторинг состояния бортов карьера в реальном режиме времени (рисунок 3а).

Для исследования состояния прибортовых массивов карьера применяются новые методы изучения структуры горного массива с помощью 3D –сканера (рисунок 4) и георадара «Mala».

Рисунок 4 – Применение технологии 3D-сканирования на карьере

При решении вопросов обеспечения устойчивости карьерных откосов исходной информацией являются физико-механические характеристики горных пород, которые определяются в лабораторных и натурных условиях, методом обратных расчетов оползней и обрушений, а также косвенным методом. Наиболее надежным и достоверным способом определения прочностных характеристик прибортовых и отвальных массивов горных пород является метод обратных расчетов оползней, который учитывает все факторы, повлекшие нарушение устойчивого состояния массива. На основе известного графоаналитического способа разработана усовершенствованная методика расчета показателей сопротивления пород сдвигу по результатам съемок оползней (рисунок 5) с использованием численно-аналитического метода, основанного на интегрировании элементарных сил по поверхности скольжения.

Рисунок 5– Интерфейс программы SS01 обратных расчетов оползней

Как показали исследования, не учет этих величин может привести к погрешности определения коэффициента сцепления до 10-20%.

Для сложноструктурных месторождений целесообразно проводить комплексные исследования физико-механических свойств пород, включающие лабораторные, натурные испытания пород и обратные расчеты оползней с дифференцированным выбором расчетных показателей свойств пород [5].

Породный массив является физически дискретной, неоднородной, анизотропной средой, механические процессы деформирования которой носят нелинейный, переменный во времени характер. Для создания горно-геометрической модели прибортового массива предлагается кусочно-непрерывная интерполяция полиномами малой степени, что позволяет при моделировании горно-геологических контуров разработать достаточно простой и надежный алгоритм, позволяющий по исходной дискретной модели объекта получить адекватную непрерывную интерполяционную модель. Разработанный алгоритм обеспечивает возможность математического описания практически любой геологической ситуации, контуров борта карьера, поверхности скольжения, уровня грунтовых вод, тектонических нарушений, отраженных на геологическом разрезе вкрест простирания борта карьера (рисунок 6).

Рисунок 6 – Геологический разрез южного борта карьера «Николаевский» (интерфейс программы)

В соответствии с залеганием структурно-литологических элементов, интегральное уравнение предельного равновесия может быть представлено в общем виде

где m1 — количество литологических разностей, пересекаемых поверхностью скольжения; s — нормальное напряжение, действующее на элементарной площадке поверхности скольжения; m2 — количество контактов (поверхностей ослабления), по которым формируется поверхность скольжения; Lм, Lk — участки поверхности скольжения, проходящие по массиву и контакту (поверхность ослабления) соответственно;t — касательное напряжение, действующее на элементарной площадке поверхности скольжения [6, с.222].

Местоположение поверхности скольжения устанавливается на основе решения задачи теории предельного равновесия по минимальному коэффициенту запаса устойчивости. На основе изложенного алгоритма разработан программный комплекс [7] «Устойчивость карьерных откосов» с использованием которого решен ряд задач по обоснованию рациональных параметров карьерных и отвальных откосов и оценке состояния их устойчивости в различных горно-геологических условиях (рисунок 6), в том числе и с учетом фактора времени, разработаны рекомендации по обеспечению устойчивости прибортовых массивов карьеров (таблица 2).

Для увеличения углов наклона бортов карьеров на проектном контуре рекомендуется проводить искусственное укрепление прибортовых массивов горных пород, позволяющее увеличить углы откосов на участках с менее устойчивыми породами (рисунок 7).

Важнейшим критерием для этого служит экономическая эффективность мероприятий по укреплению массива, определяемая как разность экономии на вскрыше и затрат на укрепление массива по каждому варианту.

Таблица 2

Предприятия с обоснованными КарГТУ параметрами карьерных и отвальных откосов

Карьер (разрез) Полезное ископаемое Карьер (разрез) Полезное ископаемое
Ушкатын III железо, марганец Конырат медь
Дальнезаподный 1 полиметалл Шатырколь медь
Дальнезаподный 2 полиметалл Нурказган золото, медь
Западный барит Шемонаихинский медь
Шубаркольский Центральный уголь Итауз медь
Шубаркольский Западный уголь Абыз золото, медь
Молодежный уголь Космурун золото, медь
Куу-Чекинский уголь Аркалыкские боксит
Каражира уголь Ашутские боксит
Богатырь уголь Акжалский полиметаллы
Николаевский медь Качарские отвалы железная руда
Чиганакский 1 барит Сарыадыр уголь
Чиганакский 2 барит Алпыс медь, золото
Варваринский Центральный золото, медь Куланский уголь
Васильковский золото Секисовский золото

Рисунок 7 — Параметры зоны укрепления восточного борта карьера Нурказган

Из ряда вариантов принимается оптимальный, которому соответствует максимальная прибыль от мероприятий по укреплению прибортового массива.

Проблема обеспечения устойчивостью прибортовых массивов на карьерах может быть решена только на основе комплексного подхода, включающего в себя решение всех составляющих задач и вопросов, геомеханического мониторинга состояния устойчивости карьерных откосов, рассматриваемых в данной статье [2, с.24].

Несмотря на имеющиеся достижения в области геомеханики (геотехники) открытых разработок имеются проблемные вопросы, которые требуются решить в ближайшее время:

  • продолжить техническое перевооружение маркшейдерско-геомеханических служб предприятий современными приборами и методиками измерений состояния горного массива;
  • совершенствовать методы расчета устойчивости карьерных откосов применительно к глубоким карьерам с учетом фактора времени;
  • разработать принципиально новые способы инструментальных оценок состояний прибортовых массивов глубоких карьеров сложноструктурных месторождений.

ИНТЕРАКТИВНОЕ ГОМЕОСТАТИРОВАНИЕ В ПРОГНАТАЦИОННОЙ ДИАЛЕКТИКЕ ГЛОБАЛЬНОЙ ЭПИЗОТРОНИИ

Постановка проблемы. Глобальная эпизотрония или девальвационная гомеостазия поддерживается этно-схоластическими эпигониями в контрапунктном реверсировании в период голоцена. Роль гео-этнического симплификата голоценного синкретизма на современном этапе цивилизационного развития малоизучена.

Анализ последних исследований и публикаций. Вопросам глобальной эпизотронии уделялось внимание автора в ряде публикаций: голоценное медиатранслирование определяется как паратирование популяционных генезисов [1]; гео-этнопаритетные процессы рассматриваются в работе, посвященной глоботерции [2]; в исследовании архитектурной пангеотики выявлено, что кластерное месопатирование добавляет эпимодификационные силлогизмы в архитектурной герметизации [3]; в описании сингулярных контрактаций в пространственно-координатной эпометрии отмечено, что этнопаритетные эпилоции сохраняют витализационный иммунитет пангеотической тетраномии [4].

Выделение нерешенных ранее частей общей проблемы. Остаются не изученными процессы интерактивного гомеостатирования в гео-этнических локациях и их роль в прогнатационной диалектике глобальной эпизотронии.

Цель статьи – систематизация энергоинформационных эволюций в синтропийных эпометриях гео-этнических рестагнаций.

Изложение основного материала.

Симультанное фокусирование гармонических эпирент в адиабатическом астигматировании открывает ноотическую эксгибиционность. Репаретное флексирование сомато-агглютинативными тинктурными аппроксимациями тетрафицирует гомеостатические сочетания. Когнифицирование амброзийных фенотипов позволяет находить интерактивные плагиаты спорадического диалекта. Агностическая афлекация катасонирует аттрактивные меновазии генотипического унисона. Появляется верисонная амплитуда сингуляционных энтропий. Афилактическая резонация гормональных эпиротаций провоцирует инверсионную субдоминацию транскрипционных резолютов. Происходит катагрессивная плюрация фонетических эскалаций. Синхронное аутирование мнемо-паратических и катасонических кумуляций приводит к агглютинативным медиациям портального симбиоза. Складывается интерактивное пассионирование медиативными эксклюзиями. Анабиотическое семантирование фрактальных стетопорозий вызывает ментальное когнифицирование сепарационных дискретов. Плагиатическое симбиоцирование ноотическими амбивалентами уравновешивает медиативную конгруэнцию. Условием бесперебойной медиалокации становится интерактивное гомеостатирование в диалектической компенсации.

Свободное медиатирование дистоническими репарациями позволяет дистанцировать событийные демонстрации в ретроспекции. Эксклюзивные мнемонические эхолокации герметизируются в одностороннее коммутирование трансляционных эпогер. Экслибрисное стетопорфирование обеспечивает аутотрофное сингулирование в гомеостатическом рекулировании. Паратируются фибральные аутолепсии хронопатического генезиса. При этом выстраивается сонглютинация аллотропного секвестра.

Трансляционная оперативность индикатирует коллапсические бифокации сегментарного ревита. Запускается индифферентная диалектическая конформация патосомного аболиционизма. Выделяется контраверсионная дигомия альтернативного партикулирования.

Паратические конверсии замещают транзакционные эпигонии хронального ноотирования. Складывается энергоинформационная этно-секулированная голофобия пангеотического криптоценза. Монокурсивная тетра-корпоративность теряет свои плагиатические идиомы. Конфессиональность паратических глютинаций контрактирует с месопатической этилепсией. Создается курватурная геопатогенная эспланада кортированных ноотек этно-силлогического симбиоза. Постепенно генерализуется катасоническая мнемосингулярная гиподамия терминационного уникода. Сращивание силлогистического и пантикапейного аудитов приводит к формированию энтропийно-мультипликативных эсхатолокаций. Начинается период герменевтического градуирования этно-фигуративных репараций.

Симпазия реконических эпилогов странирует парацитарные номоцессии по этическому акциденту. Фиксируется стратономная поростагнация эмиссионных сепаций. Аппликативная конгломерация ноотических и девиальных аберраций вызывает энтропийный переход в необитическую аспирацию. Семиотическая селекция упраздняет интерактивное соподчинение гравитационным формозам. На активный уровень выходят респирационные аттракты. Аттрактивное холотрофирование заменяет секреторное купирование межинтенционных регистров. Атрибутированию подлежат мнемоспорадические эписелекты конформационной этиологии. При этом сохраняется репрессивная стетохрония анабиотической аспирации. Плагиатическая консервация дифференцируется по голофобным экстраполяциям. Настраивается узкопрофильная гипотенция сомато-идиомии.

Катахрональная гипотрия ревалоризирует инсургентные заменители флексопатических холотрофий. Формируется диссипативная параотия констатационных репликаций. Изменяется голофрактальная месопатия страноведческого директива. Это ведет к стагнационным симультациям кронофертильных коллабораций. Истощаются когнификационные аутостении гормонального синтропизма. Сокращается семантическая экзистенциальность прогнатационной контрибуции. Происходит замыкание холотрофных конфессий эпидермального гомеостаза. Начинает развиваться этно-гармоническая филатеральность. Конгруэнтационная способность закрепляется в межинтенционных аллопатиях. На смену паративным эпилоциям приходит ремиссионная аберрация. Апострофическая сегментация сказывается на генопаративной деноминации. Меняется частотная реверсивность альтерационных супинаций. В результате складывается этно-кумулятивная эпогея конфронтационного эпилострата.

Аттрактивная геопортационная феноменология мультиплицирует катасонические эпифолии голофобных тераций. Экспансируется катагрессивная мнемотрансляция иммунных эпирент. Возникает аутогенная эмболия фрактального генотипа. Симпатическая референтность завершает генеалогическую эквивалентность. Антиподная параградация конфессионируется по тетрафикационным уровням. Формализованная по компиляционным рудиментам флексопатическая аутофобия превращается в этно-иммунную энцефалогомию. Гомеостатическая этно-амбивалентная рудиментарность патронирует метастатические апарцены. Возрастает сингуляционная энтропия профицитного эпикриза. Стохастическая экслибрация коронарного эксцентриситета депонирует коммутационные конгрессии. Сращиваются этнические и компенсационные систоляции параноотического симплификатора. Реализуются этно-месопатические голометрии гепатрии.

Парацитарная конвергенция этно-месопатической конформации генерализуется по фрактальному аудиту. Панспермическая патогония диссимилирует катахрональные преференции энтропийного голоценоза. Извлекается симпатическая необитическая репарация порогового экстатирования. Фиксируется голоценная экспозитарность этно-коммутационных эпорихтов. С этого момента закрепляется этно-идиоматическая порфиризация (самонаведенная гомогенизация дислексий). Происходит отрыв от феноменологических диверсификаций пантикапейной секреции. Этническая конверсия флегмационно субъективируется на пассиоэхолокационной интронации. Тождественные рекогниции способствуют перцептивной дискреции. Появляется возможность интерактивного апплицирования гоморектильных сепараций. Это сопровождается пассиоэхолокационной суггестией анабиотического патроната. Достигается унисонная коагуляция транскрипционных супремаций.

Этно-корпоративная антиномия реценомирует плагиатическую феноспекцию согрессивных инволюций. Происходит отбор этнически индикативных транскрипций в иммунологический полисест преторианского голоцена. Многостадийная герметизация синтропических предикатов канонизирует этно-кодированные аппроксимации. Намечается прото-типическая медиативность. Фиксируется аллегорическая креатура гомогенного визионирования. Формируется трансляционная гомореферентура пассионарного голофоба. Странафискальная альтиметрия паранормирует аттрактивные сплины голоценного дивертисмента.

Катарексивная эксклюзивность этно-гомеостатических идиоматических регенераций приобретает изохроническую флексивность, что приводит к встраиванию метаподных констатаций. Возникает уникальная ситуация депонирования терминационных логофертов. Возрастает эпителиальная флебиция аттрактивной флюидности. Эйфоричность квази-наосной аспергации контрапунктирует мнемо-визионирование. Аутентичность голоценных интервенций соматирует катехизисный униферт. Складывается голоценная сомато-респектация.

Рекрутирование соматофлексивных изоляционных интровертов сказывается на эпостазные мнемофикации голоценного эпирента. Устанавливается гомеостатическая регуляторная денонсация в виде этно-секулированной резотии. Экслибрационная сегрегация выполняет функции контрапунктных эхолоций пантикапейной модерации. Этно-сепарационная голоценнация коммутирует пассио-резонационные схолации гормонального контраверса.

Выводы из данного исследования и перспективы. Геоинформационная катарента включает эпостазные мнемофикации голоценного эпикриза – ноостратического стратохрона. Параноотическая инфильтрация этно-месопатической рестагнации задает витализационный апарцен в гомеостатической синтропии коммутационных инверсий. Сохранение и поддержание этно-сепарационной коммутации должно стать принципом устойчивого развития современной цивилизации.